«Благодетели» на выборах.

«Благодетели» на выборах.

Подкуп избирателей, хоть он уголовно наказуем, продолжает оставаться самым распространенным способом, которым разного рода и вида «денежные мешки» стремятся проникнуть во власть. Разумеется, что попытки купить голоса за бутылку спиртного – это примитив, до которого скатываются от отчаяния либо по глупости.

Уверенный проход во власть стоит гораздо дороже – избиратель должен быть подвергнут основательной «бомбардировке».

 

Имитация благотворительности

  1. Почему кандидат-«меценат» выбрал материальную помощь неимущим людям, причем из рук в руки, а не занялся спонсорством науки, искусства или иных сфер, о попечении которых государство основательно забыло? Ответ прост. Если бы кандидат в предвыборных целях спонсировал научную лабораторию или театральную студию, то денег бы истратил много, а на выборах получил бы лишь десяток голосов ее работников. Пожилые же люди благодарны за скромную мелочную заботу – и на выборы ходят охотно. А потому несравненно эффективнее демонстрация сострадания, желания облегчить тяжелую долю неимущих. И если все это подается с умом, то подобная «благотворительность» может дать больше положительных очков на предвыборной гонке.
  2. Неуместные вопросы, типа «Почему для своей благотворительности кандидат отобрал только жителей округа, в котором баллотируется? Может, только тут живут нищие и обездоленные?» Загадка о подобном предпочтении просуществует лишь до тех пор, пока вы не узнаете, что этот «благотворитель» баллотируется по этому округу.

3.Почему «милостивец» делает пожертвования публично, а не анонимно? Зачем, вешаются таблички с фамилией благодетеля на поставленных скамейках или устраивается публичная презентация дара с прессой и камерами ТВ? Простому человеку было бы стыдно перед людьми за такое тщеславие, тем более перед Богом. Все разъясняется, если понять, что эти пожертвования не имеют никакого отношения к морали и благочестию. Они делаются, чтобы намозолить глаза и уши избирателю, чтобы тот прочно запомнил, кого надо отблагодарить поддержкой при голосовании на выборах.

  1. И, наконец, почему «мешок» жаждет прорваться во власть, ведь ему никто не мешает благодетельствовать жителям и дальше? На это наш «благодетель» говорит, подобно Волку из «Красной Шапочки»: «Это для того, граждане, чтобы больше заботиться о вас». В Госдуме и Законодательном Собрании принимают законы, чаще далекие от раздачи пайков и вспомоществования неимущим.

И ни слова не будет сказано, что нахождение же во власти «благодетелю» необходимо, чтобы застраховать свой капитал от всяких напастей, да еще добиться получения лакомых кусков в виде подрядов, выделения земельных участков, получения вожделенных лицензий. Власть нужна ему как  инструмент дальнейшего обогащения, и никаких сантиментов по поводу пенсионеров и ущербных он не испытывает.

 

Одна, но пламенная страсть

«Дарители» и «благодетели» идут во власть, как правило, не имея ни определенных политических убеждений, ни социальных и экономических программ. Их цель проста – воспользоваться властью для личной выгоды. Даже естественная склонность к каким-то «правым» или «левым» взглядам легко преодолевается ими при звуке монеты. Примером может служить пресловутый, почивший в бозе Березовский, который был готов поддержать любого, кто был готов посодействовать ему стать властной в политике фигурой. Кого он только не поддерживал! Тут были и «Союз Правых Сил», и генерал Лебедь, и КПРФ. Такое же разнообразие скачков и прыжков демонстрировали многие «благодетели» из Питерского Законодательного Собрания, с необыкновенным цинизмом и ловкостью перепрыгнувшие из партии в партию, из фракции в фракцию и обратно. Вспомните хотя бы печальную и злополучную историю с «Блоком Юрия Болдырева».

Определенно, они не любят политические структуры, предъявляющие  слишком обременительные требования по своим идеологическим пристрастиям.  В серединной позиции удобнее переползать, как вправо, так и влево, в зависимости от того, где теплее и удобнее, а главное безопаснее для их капиталов.

Избиратель инстинктивно избегает голосовать за крайности в политике и ему кажется спасительной умеренная центристская позиция кандидата. Однако здесь его может ожидать подвох, так как «бесполые» кандидаты прежде всего стремятся казаться именно такими. Пытаясь быть приемлемыми для большинства, некоторые кандидаты демонстративно причисляют себя к центристам, независимым, беспартийным и просто лояльным к власти.

Конформизм совсем не безопасен для власти

Подобострастное и лживое одобрение властей прилипалами разного рода досадно всем, не только принципиальным «левым» или «правым» политикам, но и самой власти. Ведь любой власти для устойчивости ее политического курса требуются люди, на которых она может положиться. Уже одна торговля взглядами фатальна для политической стабильности, а скопление «бесполых пиявок», жиреющих на предоставляемых им привилегиях и влияниях и вовсе лишает власть возможности опереться на них в час испытаний. Вспомним беспомощность Горбачева в 1991 году. Как все им восхищались, сколько было таких, кто публично присягал ему на верность. Но настал «момент истины», и вся эта политическая пена схлопнулась.

В какой-то момент желание народа избавиться от продажной власти, его склонность поддержать лидера, обещающего навести твердой рукой порядок, могут перехватить крайние радикалы. На недовольстве масс, подобно германским фашистам в 1933 году, они могут прорваться к власти вполне демократическим путем. Поэтому дать «бесполым хамелеонам» влезть во власть чревато потерей власти для тех, кто их туда пустил. Эта опасность заставляет во всех демократических странах выбирать политическую власть, а не власть толстосумов. В Америке и Европе  гейтсы, ханты, рокфеллеры, ротшильды и другие миллиардеры при всем их влиянии не состоят в правительстве или выборных органах. Политика и руководство государством несовместимы с методами, пригодными в бизнесе, – у них совершенно разные цели и задачи. Хотя возможны и исключения. Для этого миллиардер возжелавший прорваться к власти, должен, забыв о своих капиталах, всеми своими поступками и речами доказывать свою пригодность и полезность для избирателей.

 

С рублевым аршином в руках

Любой из дельцов, сколотивший пусть даже не очень большой капитал, прекрасно усвоил главный базарный принцип — за все надо платить, и при том деньгами. А потому и за народной поддержкой они идут со столь же циничным подходом — не разъясняя своих взглядов, просто подсчитывают денежные затраты на прикормку  избирателей.

Для настоящих политиков и государственников, размышляющих о судьбах страны, стремящихся быть полезным для людей, эти «бесполые» воротилы, объявившиеся во власти, создают трудноразрешимые проблемы продажности и взяточничества, а также проблемы политической и социальной дезориентации общества.  Проникая во властные структуры, они меняют облик самой власти, и та постепенно уподобляется им самим. В итоге в материи государства все более разрастается «раковая опухоль» торгашества, лишая само государство жизненной силы и авторитета.

 

«Бесполые» враги власти и государственности

При этом «благодетели» не только ни скрывают свою политическую бесполость, но еще и бравируют ею. После избрания они продолжают прикармливать избирателей, пытаясь связать лично себя с предоставляемыми благами. Так образуется столь типичная для России «безальтернативность» существующего главы (депутата, мэра, губернатора и пр.). С уходом такого, к примеру, губернатора-«благотворителя» или мэра, у избирателя рушатся надежды продлить мгновения сытой стабильности. Не случайно Ельцин регулировал жизнь в стране своими указами, а не законами. Из опасений потерять «благодетеля» и рождается российская «безальтернативность» выборов любая смена власти может поменять все гарантии. Поэтому многим нашим губернаторам и мэрам удается продлевать сроки своего нахождения у власти.

Такая форма правления похожа на древний патриархальный феодализм, где боярин по-отечески заботился о холопах и по своему разумению и для своей выгоды разрешал их вопросы. В итоге – в нашей стране закон все так же пасует перед понятиями о «хорошем барине».

 

«Тесты на вирус»

Как же распознать такого приспособленца, избрание которого во власть станет проблемой как для народа, так и для государства?

Тест первый. Можно «поскоблить» его политическую историю. Если мы увидим, как на протяжении небольшого времени в зависимости от меняющихся обстоятельств и боязни оказаться на обочине политической конъюнктуры данный кандидат переползал из партии в партию, из блока в блок, то это верный признак политической всеядности или бесполости.

Тест второй. Если вместо программных предложений законодательного характера, будущий кандидат просто регулярно прикармливал электорат, как рыбу в бассейне или кроликов на ферме, то никаких сомнений о его намерениях и целях не может быть.

Тест третий. Если все это делает богатый предприниматель, интересы которого явно переросли его местное значение, то, учитывая вышесказанное, сомневаться в его своекорыстии и «бесполости» не приходится.

 

Избрание «бесполых» депутатов не только бесполезно для народных надежд, но и опасно для самой власти ввиду их прозаической личной заинтересованности в ней как инструменте наживы. Куда может привести государство продажность, беспринципность власти  и ее политическое бессилие, хорошо известно. Фактически, борьба с коррупцией и недопущение во власть «бесполых» депутатов – это одно и то же. Так что, дорогие избиратели, опасайтесь «бесполых благодетелей». Опасны они и для простых людей, и для государства, и для страны в целом.

 

Виктор Николаевич Малышев

Владимир Андреевич Сердюков

2001 год.

Опубликовано в газете «Новая Копейка»

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *