Дворцовые перевороты

Дворцовые перевороты

Из книги В. А. Сердюкова, В. Н. Малышева

«НА КРУТЫХ ПОВОРОТАХ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ»

Аналитическое агентство «Сфера».

СПб, 1919 год

За столетия существования Российской империи в ее истории было немало крутых поворотов полных трагическими событиями, в большей части которых имелось то, что определяется как «дворцовый переворот».  Их было немало в эпоху правления император, совершались они и в годы, когда страной правили генсеки и даже президент.  Анализ каждого подобного рода событий наводит на измышления о нашей российской истории, наших традициях, силе и слабостях, наших судеб.

Буддисты говорят, что тот, кто не решил проблем, когда они были поставлены перед ним, обречен решать их вновь на следующем витке истории. Складывается впечатление, что мы не усвоили какой-то важный урок и подобно второгодникам остаемся все в одном и том же классе. Давайте всмотримся в ушедшее и возможно найдем что-то знакомое, повторяющееся в современном нам мире, в нас самих. Может это и поможет избежать чего-то ужасного в последующей нашей жизни.

ДВОРЦОВЫЕ РАЗБОРКИ

Окно в Европу

Дворцовые драмы XVIII столетия чаще всего начинались в казармах гвардейских полков. Однако большая часть офицеров, а тем более солдат, соблазняемая на перевороты, меньше всего были посвящены в истинные мотивы дворцовых интриг. И когда в них возникала потребность, им лукаво предлагалась простая, а главное внешне привлекательная версия, которую они могли охотно поддержать.

За 15 лет, прошедших со смерти императора Петра I, Россию наводнили иностранцы (в большинстве немцы), хотя их при нем было немало. Так что, по меткому замечанию, прорубленное Петром окно на Запад превратилось главным образом во вход. За 10 лет правления Анны Ивановны они основательно осели во всех департаментах, а главное при дворе. Впрочем, среди офицеров армии их было совсем немного – около 8 процентов. Эти годы экономического упадка и неразберихи стали ассоциироваться именно с их присутствием, хотя справедливости ради надо сказать, что это был закономерный результат радикальных перемен в государственном устройстве.  Петр I жестко упразднивших старые порядки, а войны, которые он вел, основательно истощили не только казну, но и все население страны. Сейчас нам, пережившим перестройку, переворот, совершенный вопреки воле народа и последовавших за ним 90-х лихих годов, понять это проще. Разрушение дается легко и быстро, а вот созидание и налаживание по-новому никакими указами скоро не наладить.

Двадцать лет петровских войн с сильными противниками, такими как Швеция и Османская империя, изрядно измотали державу. Казна отощала, деревни запустели. Ранее авантюристы, допущенные к власти императором, еще осторожничали под бдительным его оком, но после смерти государя осмелели, и сильно преуспели в своем стремлении урвать свою долю российского пирога. В этой гонке за призами усердствовали призванные на службу и порядком обрусевшие иностранцы, число которых резко увеличилось. Не меньшую прыть в этом выказывали и свои доморощенные прохвосты. Среди «новых» русских были Меншиков, Волынский, Головкин, Демидов, Шувалов, Шереметев, Ягужинский и многие другие. С ними соревновалась команда выходцев из старой знати — Долгорукие, Голицыны, Толстые. Шла острая борьба за власть, за привилегии и деньги. Интриги напарывались на заготовленные соперниками подвохи и на непредвиденные случайности.

Царица престрашного зраку

Внезапно умер от оспы внук Петра I, 14-летнй император Петр II. Мужская линия Романовых пресеклась. Следовало определиться с наследованием престола.  К 1730 году семь отечественных верховников сговорились посадить на трон Анну, дочь рано умершего брата Петра — Ивана. К этому моменту она стала вдовой.  Мысль при этом была простая — своим выдвижением Анна полностью будет обязана олигархам, а потому можно вынудить ее подписать по английскому образцу «кондиции», ограничивающие ее самовластность, понятное дело, что в пользу все тех же олигархов. Однако коварная царица разодрала кондиции после коронации и стала править самодержавно. Момент возможности введения в России разновидности конституционной монархии был упущен.

 С воцарением Анны Иоанновны, носившим, явно выраженный переворотный характер, интриги, конечно, не прекратились.


В борьбе с интриганами Анне гораздо надежнее было опереться на немцев, возвышенных ею самой, чем на хищных «птенцов гнезда Петрова». Так Бирон, фаворит Анны, имел весьма туманное происхождение и сомнительную биографию. Своим возвышением Анне Иоанновне были обязаны Миних, Остерман, Лесток, Лефорт (2-й) и другие. Таким образом, опора на немцев не была для тогдашней власти недомыслием. Но эту сторону вопроса понимали не многие, не говоря уже о младших офицерах и солдатах гвардии, дворянах и купцах. Для них была видна лишь надводная часть айсберга — засилье немцев во всех проявлениях жизни. Картину усугубляли тяжелое экономическое положение и ужесточение установленных якобы немцами порядков.

 

Императрица Анна Иоанновна

Анна Иоанновна была бездетной вдовой, и после ее кончины 17 октября 1740 года императором был назначен двухмесячный младенец Иван Антонович, сын ее племянницы Анны Леопольдовны. Регентом при младенце стал все тот же всем опостылевший Бирон. До совершеннолетия императора было далеко, и казалось, бироновщина с немцами надолго прописались в России. Момент этого всеобщего уныния и роптания, в сочетании с нерешительностью новой неукоренившейся власти, и подловила Елизавета Петровна для своего переворота.

Ситуация в чем-то напоминает события 1991-1992 годов, когда зыбкость и нерешительность власти привели к утрате ею чувства поддержки и понимания в своем окружении, и, в, конечно, итоге, сделало ее уязвимой. По воспоминаниям современников семья Анна Леопольдовны вела себя очень беспечно, видимо полагая, что законности наследования престола при отсутствии вокруг законных претендентов предостаточно. Правда, был еще малолетний племянник, но он жил в Европе.

Дщерь Петрова


Елизавета Петровна не имела прав на престол, и потому ее не трогали ни Петр II, ни Анна Иоанновна с Бироном. Она была рождена вне брака, в 1709 году. А потому, когда возникло предложение «убрать» ее, то Анна возразила: «Зачем? Ведь чертушка еще живет!». Она имела в виду своего племянника Петра Федоровича, сына дочери Петра I Анны, наследного герцога Гольштинского, имевшего гораздо больше прав на российский престол, чем кто-либо.

Медаль в память восшествия на престол Елизаветы Петровны



Планы возвыситься или добиться власти возникли у Елизаветы давно, однако обстоятельства не складывались. Замуж выйти не удалось. В 1735 году одну из ее горничных высекли и сослали, обвинив ее в непочтительных отзывах об Анне, но до заточения самой Елизаветы дело не дошло.

Императрица Елизавета Петровна

События переворота 25 ноября 1741 года и захват Зимнего дворца являются достаточно изученными, и за его подробностями мы отошлем читателя к исторической литературе. Елизавета давно «прикармливала» гренадер гвардии, поэтому известное описание ночи переворота, когда, нарядившись в офицерский мундир петровской гвардии, она вошла в казармы с фразой: «Робята, вы знаете, чья я дочь!» — следует воспринимать как условный жест.

Желание покончить с засильем немцев и посадить на трон «дщерь Петрову» многим казалось одним и тем же звеном. Логика проста: сегодня делаем насилие и переворот, зато назавтра мы уже освобождены от всех проблем[1].

В приверженности Елизаветы национальным интересам ни у кого сомнений не возникало. А зря. Вот, что писал Мандерфельд в сентябре 1727 года, когда шли переговоры о ее несостоявшемся в последствии браке с немецким маркграфом: «Она совершенная немка по духу и только и жаждет отсюда уехать!». Отсюда понятно, что ее царствование не было отмечено ни ликвидацией засилья немцев, ни послаблением государственного бремени для подданных. В Академии наук Ломоносов сражался с немцами во главе с Шумахером. А при дворе Елизаветы было много балов, фейерверков, и застолий, а также фаворитов и шатаний в политике. То верх брала «французская» партия интриганов, то «австрийская». В департаментах процветали свойственничество и коррупция. А пехотные офицеры годами даже не появлялись в полках. В гарнизонах царствовали унтера, давно одевшиеся в партикулярное платье, солдаты «шабашили» ремеслом. Флот же, созданные трудами Петра I, продолжал тихо догнивать в Кронштадте, флотские офицеры выходили к матросам в шлафроках. Гардемаринов десятками лет не производили в офицеры, а офицеры флота умирали в чинах, полученных еще при Петре.

В головах же многих подданных продолжала жить идея о том, что застой в стране — это результат засилья немцев, продолжала не просто жить, а сильно укрепилась. Два века спустя аналогичная идея обвиняла во всех невзгодах и непорядках евреев: «Если в кране нет воды — ее выпили жиды…».

На чужом пиру похмелье

Не имея серьезных представлений о состоянии экономики собственного государства, Елизавета к концу своего правления ввязалась в европейскую войну. Это была Семилетняя война (1756 — 1763). Страны Европы, сбившись в стаи, воевали между собой за колонии и передел мира. Внешне же это выглядело как война с Пруссией. Кто-то (как Англия и Турция) склонялся в этой игре на сторону Пруссии, а другие союзничали с Австрией (Франция, Испания, Швеция и др.). Австрия воевала с Пруссией за гегемонию среди германоязычных стран, а поводом — спор за владение Силезией, которую оккупировала Пруссия. Следует отметить, что нынешние германские «земли», такие как Пруссия, Саксония, Бавария, Гольштейн и др. в то время были самостоятельными государствами.

В России, с интригами при дворе, победили антипрусские настроения. Идя на союз с Австрией, Россия надеялась на ее помощь в старом противоборстве с Османской империей. Она субсидировала Австрию деньгами, и вступила в войну, не оговорив по-деловому своих интересов. Почти также потом при Горбачеве и Ельцине Россия сдавала свои позиции в Европе, никак не закрепив документально легко даваемые западом обещания в вечной дружбе с гарантиями безопасности.

На антипрусских дрожжах война пошла легко, и весной 1757 года армия под командованием Апраксина вступила в Восточную Пруссию. Скоро, несмотря на просчеты и предательства первых лет, Россия оккупировала Восточную Пруссию и скоро решила присовокупить ее к своим владениям. Затем русские войска вошли в Германию, взяли Берлин и принялись гоняться за остатками войск Фридриха. Был момент, когда зажатый Фридрих уже хотел свести счеты с жизнью. Тогда он высоко оценил нашего солдата: «…русского солдата мало застрелить, его еще надо и повалить».

Между тем союзники России, пригласившие ее в свою компанию, были вовсе не в восторге от успехов России. Австрия еще в начале войны негодовала, что «русский двор слишком горячо принимается за дело», во Франции были «крайне опечалены» победой русских под Кунерсдорфом (1759). Претензии России на долю в победном пироге сплотили недавних союзников и врагов на действия против нее. Начались закулисные переговоры. К решительным действиям против России стала готовиться Турция и, кончено, все та же Англия..

Тем временем, серьезные военные действия вскрыли все недостатки и проблемы, что накопились в устройстве России после кончины Петра I. Требовались армейская реформа, укрепление экономики и наведение порядка. За время войны товарооборот Россия, оказавшейся изолированной даже от союзников в Европе, ощутимо сократился. Короче, когда к 1762 году осталось только добить Фридриха и насладиться победой, Россия встала перед альтернативой: или односторонне выйти из войны, отказавшись от территориальных притязаний, или победить и этим быть втянутой в тяжелую и бесперспективную войну со странами Европы и Турцией.

Тем временем Елизавета сильно занемогла и скончалась в декабре 1761 года. На трон взошел Петр III, тот самый «чертушка», как его называла Анна Иоанновна.

С кончины Петра Великого прошло почти сорок лет, а российское государство, а главное общество так и не нашли приемлемых форм для восприятия европейской модели цивилизации. Изменились и вошли в привычку лишь внешние, обрядовые формы отношений, а по существу, это были все те же бояре с дворянами, да холопы. Ведь даже нормы европейского костюма и ведения дел еще долго не предназначались для так податного населения — крестьян и мещан, включавших купцов, которое несло рекрутскую повинность и могло подвергаться телесным наказаниям.

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ РОССИЙСКОГО ДВОРА

Ораниенбаумский принц

21 февраля 1728 года у Анны, дочери Петра I, и Гольштейнского герцога Карла Фридриха родился сын. Он являлся внуком сразу двух императоров: Петра I и его неприятеля Карла XII. Скорее по этой причине в их честь он и был назван Карлом Петером или Петером Карлом. После родов мать умерла, в 1739 году умер и отец. В маленьком нищем герцогстве сироту не баловали.


9С воцарением Елизаветы, бездетная тетка срочно вызывает племянника в Россию, и 14-летний принц прибывает в Петербург. После принятия православия он стал называться Петром Фёдоровичем.

Император Петр III

Оставшиеся 20 лет жизни он проведет безвыездно в России. Здесь же в России он усиленно наверстывает огрехи своего образования. Учителем его был академик Штелин. В результате Петр Федорович знал несколько европейских языков, изучал фортификацию, любил математику самостоятельно выучился играть на скрипке. Сообразительный и впечатлительный, он отличался великолепной памятью «до крайних мелочей» и стремлением к знаниям. Принц чурался пустых придворных увеселений императрицы и, получив в свое распоряжение Ораниенбаум, выстроил там крошечный Петерштадт. Там он, копируя опыт Петра I и Фридриха II Прусского, создавал свои «потешные» войска.

«Черный пиар» Екатерины

Следует сразу же сказать, что образ хилого придурка и почти предателя, который бытует в учебниках по истории, намеренно был нарисован его супругой, выписанной императрицей из Германии Софией Фредерикой Ангальт-Цербстской, в православии ставшей Екатериной. И все это было сделано для оправдания своего предательства. С этой целью были опубликованы монаршие воспоминания и соображения о перевороте. Даже те, кто впоследствии смог заменить ложь фактами, не смогли отвергнуть ее всю до конца, и под гипнозом мнений описывают достоинства Петра III лишь как добрые задатки.

Какой яд может распространить «черный пиар», наш современник уже хорошо знает. Сколько сил потратил тот же Никита Хрущев, по отношению к Сталину, а позже Борис Ельцин с сотоварищами, уже в отношении и Владимира Ленина и Иосифа Сталина, чтобы опорочить их имена. Впрочем, в этом преуспели не только в России. Как только не старались очернить образ Наполеона Бонапарта, царствовавшие после него французские короли. Чего только стоят в части изощренного использования «черного пиара», например, президентские кампании в Соединенных Штатах и не только в них.

Екатерина отлично знала, что меж людей важнее не быть, а слыть, а потому уделяла прессе особое попечение. Сама издавала журналы, вела практически публичную переписку с виднейшими умами Европы и прочно контролировала мнения о себе. Короче, упорно ковала свой имидж «мудрости на троне» и поливала помоями врагов. Именно поэтому она так бурно среагировала на самочинно изданную Радищевым вольнодумную книгу «Путешествие из Петербурга в Москву», ломавшую напомаженный образ империи Екатерины. «Да он бунтовщик похуже Пугачева!» — вспылила престарелая куртизанка и упрятала диссидента в Сибирь.

Однако в те времена положительный образ убиенного императора Петра III еще долго бытовал в народе. Если бы Петр Федорович ничего из себя не представлял, то почему бывший унтер-офицер, участник похода на Пруссию, Емельян Пугачев выдавал себя за императора Петра III, а не за, скажем, другого несчастного императора — Ивана Антоновича, убитого в шлиссельбургском каземате? Потому что он хорошо знал, чьи дела и указы возбудили в широких слоях народа надежды и легенды.

Указы, опережающие время

Но вернемся к Петру III. За свои 186 дней правления он издал 192 манифеста, указов, резолюций. И это кроме практики «словестных высочайших указов»! В своей законотворческой деятельности он не кидался из стороны в сторону, как можно было бы ожидать одля т капризного придурка, а пытался действовать системно. И что же это были за законы? Вот некоторые.

Была упразднена Тайная Канцелярия и отныне запрещалось взывать «Слово и Дело!» Это было равносильно упразднению практики тайных доносов в правоохранительные органы, в том числе в НКВД, по которым дела рассматривались в ускоренном порядке.

Другим указом объявлялась свобода выбора службы для дворянства, вплоть до службы за границей. А ведь Петр I всех дворян запряг в бессрочную военную службу. Хочешь, служи в армии, хочешь — нет, а захочешь — свободно выезжай работать за рубеж!

Людей всякого звания, бежавших по разным причинам за рубеж, он амнистировал и разрешил возвратиться «без всякой боязни и страха». До этого власти были вправе возвращать их в страну, применяя силу.

В марте 1762 года ликующее дворянство предложило Сенату поставить ему золотой памятник при жизни. На что император ответил, что «золоту есть более достойное назначение».

Он расширил права крестьян, способствовал образованию, ограничил формы телесных наказаний солдат. Он объявил свободу совести и конец преследований за вероисповедание с прекращением гонений староверов.  Это было так важно для страны, пережившей раскол.

Приказал начать учения в войсках за городом и при том во всякую погоду, что вызывало недовольство среди придворных гвардейцев. Впервые после Петра I уделил много внимания повышению боеспособности флота.  Одним из своих распоряжений он запретил делать доски топорами по одной из одного ствола, предписав наладить для этого лесопильни.  Много актов посвящено содействию развитию отечественной промышленности и хозяйства, расширению вольнонаемного труда.

Последний акт был об отмене всяких отсрочек по банковским ссудам. А ведь, кто только из знати не залезал в карман казны, надолго забывая вернуть долги. Пожалуй, последнее среди столичного дворянства вызвало серьезные опасения. В кругах высшей знати начал расти ропот недовольства. И как часто бывает, те, кто еще два месяца назад, стремясь выслужиться перед императором, предлагал воздвигнуть ему памятник из золота, приняли участие в заговоре, приведшем к его гибели.

Политический гений

Петр III пытался остановить войну в Европе. 12 февраля 1762 года представителям иностранных держав была вручена декларация об установлении в Европе всеобщего мира. Стороны должны были прекратить «дальнейшее пролитие человеческой крови» и добровольно отказаться от территориальных приобретений. В Вене и Версале сочли это причудой русского императора. Но далее последовали переговоры об установлении мира между Россией и Пруссией. Петр III вовсе не был склонен к уступкам Фридриху. В подписанных трактатах указывалось, что в случае осложнения в международной обстановке, вывод русских войск останавливался.

Дальнейшие события показали, что коалиция без России оказалась неспособной одолеть Фридриха. Осенью, уже после убийства монарха, мир заключает Австрия, а весной война заканчивается и на Западном фронте. Россия, именно актом Петра III, впервые продемонстрировала свой вес в европейских делах. Даже, вопрос о помощи православию на Балканах и Юге России, как сфере российских интересов, впервые поставил именно Петр III.

Когда в 1812 году Наполеон готовил свой поход в Россию, то он говорил, что «пора покончить с пятидесятилетним диктатом России в Европе». Он имел ввиду действия Петра III в 1762 году. Именно за ниспровержением этого убеждения Наполеон пришел в Россию, а не с мечтами о захвате части российской территории. Ему было достаточно, чтобы российский император под его давлением заключил мир. Он ждал этого сидя в Москве.

Для XIX столетия тот. Кто был сильнейшим в Европе, был и сильнейшим в мире. Россия, по сути, стала сильнейшей сверхдержавой, подобно нынешним Соединенным Штатам. Но для нее правители европейских государств, и прежде всего в Великобритании, нашли другое слово. Россию обозвали мировым жандармом и ждали повода расквитаться, якобы за нанесенное ею унижение.

Первый в списке жертв

Лелея планы захвата власти, Екатерина начала кампанию по дискредитации Петра III. Поляризация сводилась к черно-белому раскладу — изобразить императора немецким дураком и сумасбродом, а Екатерину — мудрой и невинно страдающей за Отечество. Более всего ставилось в вину заключение сепаратного мира с Пруссией. Распространяемая легенда действовала как соль на раны. Мол, император немец, душитель всего русского, предал Россию и украл законную победу у нашей славной армии. На деле эе главной целью примирения и похода на Данию, которые трактовались якобы ради примирения с Фридрихом, был вовсе не возврат отнятых у Голштинии земель. Действительной целью готовящегося предприятия было овладение проливами в Балтийском море, которые фактически контролировала Англия. Когда до английского правительства дошли об этом сведения, Екатерине англичанами были выделены деньги на совершение переворота. Заговор был составлен и осуществлен Екатериной 28 июня 1762 года, когда супруг отбыл на несколько дней Ораниенбаум. Через несколько дней Петр Федорович станет первой жертвой в списке трупов на совести расчетливой немки. Среди ропшинских убийц ее будущие фавориты – братья Орловы и молоденький вахмистр Потемкин. Это обстоятельство, видимо, особенно дразнило сексуальные фантазии Екатерины. Первое что было сделано Екатериной, захватившей престол – это публичная отмена всех указов и начинаний введенных Петром Федоровичем.

А что народ? Он среагировал лишь через 10 лет. И когда сам почувствовал екатерининскую петлю на собственной шее, то спустил на нее Пугачева. Потом начали чесать затылки и дворяне. В России стали возникать тайные масонские ложи, вольнодумные кружки, читали неблагонадежную философию. Так, спрашивается, чье правление было славным? Давшее надежду короткое правление Петра Федоровича или долгое показушно-альковное правление Екатерины, прозванной Великой? Как свидетельствуют историки, на протяжении своего правления, она от своего имени осуществляла многие начинания Петра III.

Фиглярство на троне


 Екатерина не имела никаких законных прав на престол. Любой родственник Романовых мог завить претензии. Поэтому она преследовала и убивала любого претендента на русский престол, будь это реальная фигура или самозванец, так как была узурпатором, не имевшим никаких прав на престол. Она не собиралась уступать трона даже собственному сыну, достигшему возраста престолонаследия, вытолкав его в Павловск, подальше от двора.

Императрица Екатерина II

Сама же была фигурой пресной и бесцветной, если не вспоминать об ее альковных делах. До сих пор многие приписывают военные успехи России мудрости ее правления, хотя сама была тормозом даже для деятельности своих фаворитов. Пожалуй, это была ее главная черта – дать насущной идее ход, но потом всячески тормозить или ограничить ее выполнение. Сам принцип «дозволения» скрывался не в ее своеобразном «либерализме», а в понимании, престарелая императрица умирает от инсульта, оставив потомкам массу проблем на фоне пышной театральной декорации.

Оценивая Екатерину, сошлемся на Александра Пушкина. Он писал: «Со временем история оценит влияние ее царствования на нравы: откроет жестокую деятельность ее деспотизма под личиной кротости и терпимости, народ, угнетенный наместниками, казну, расхищенную любовниками, покажет важные ошибки ее политической экономии, ничтожность в законодательстве, отвратительное фиглярство в сношениях с философами ее столетия — и тогда голос обольщенного Вольтера не избавит ее славной памяти от проклятия России»[2].

«ДОНКИХОТ» и «НАШ АНГЕЛ»

Русский Гамлет

Отгремели екатерининские фейерверки. Во Франции победила буржуазная революция, и молодой Наполеон заставил трепетать одряхлевшие монархии. Буржуазная Англия наращивала индустриальную мощь, Соединенные Штаты получили независимость и приняли либеральную конституцию. Модная одежда сменила силуэт — уже начали мелькать прообразы фраков и брюк. Мир стремительно менялся. Время настоятельно требовало хотя бы сменить картинку, но даже это в России давалось с трудом. На престол вступил Павел I и попробовал модернизировать монархию в России…

Смерть Екатерины застала опального Павла Петровича в Гатчине. К этому времени Павлу уже 42 года, и он отец большого семейства. Старшему сыну, Александру, воспитанием которого занималась сама Екатерина,19 лет и он был три года как женат. Ни для кого тогда не было секретом, что Екатерина собиралась передать престол внуку, минуя сына. Причиной тому была острая критика со стороны Павла «альковной» манеры правления.

Воспитатели Павла Петровича с детства отмечают его благороднейшие порывы и светлый ум. Позднее принца назовут «русским Гамлетом» по сходству его судьбы с персонажем Шекспира. Лживость переворота, свершенного Екатериной, и убийство отца ее любовниками, глубоко поразили 8-ми летнего мальчика, и он всю жизнь мечтал восстановить справедливость. Став императором, он, под ухмылки царедворцев, торжественно отпел и похоронил прах своего отца в родовой усыпальнице, и подобно отцу стремительно начал реформы.

Жизнь изгоя сделала его вспыльчивым и гневливым. Но тучи раздражения быстро проходили и если он сгоряча перегибал, то не стеснялся в этом повиниться.

Рыцарь на троне

Для того, чтобы понять поведение императора, следует раскрыть из каких отправных точек строилось это поведение. Павел I считал, что если он, волею Божьей, император, то обязанность окружающих беспрекословно выполнять его распоряжения. В его же обязанности входило поступать благородно: миловать, прощать и быть рыцарем (то есть защитником женщин, заботиться о слабых, униженных и прочее). Во многих его идеях и неожиданных затеях было что-то от Дон-Кихота.

Он приютил в России католический рыцарский Мальтийский орден, выгнанный турками с Мальты, ввел мальтийский крест в герб российского государства и основал православное приоратство ордена. Далее у Павла возникли планы соединения христианских конфессий под его эгидой.

Император Павел I

И при этом романтизме, в нем помещался неординарный и пытливый ум, способный к ярким и неожиданным решениям. Еще недавно в 1799г. Суворов с австрийскими союзниками громил французов в Италии. Он же первым заметил, что во Франции «скоро появится монарх, если не по названию, то, по существу. А это меняет дело!» К тому же он отлично помнил, какую роль сыграла Англия в убийстве его отца. После этого он развернул свои взаимоотношения с Наполеоном на 180 градусов и пошел на военный союз с ним против Англии. С этой целью в январе 1801 года был предпринят поход русско-французской военной экспедиции в Индию, бывшую тогда английской колонией.

От решительных военных действий таких двух держав, как Россия и наполеоновская Франция, Англии бы не поздоровилось, но цареубийство Павла оборвало эту затею в самом начале. Знать серьезно опасалась, что Россия «наблошинится» якобинством от этих связей, а Англия, через своих посланников, начала живо участвовать в заговоре против Павла.

Бить в барабаны! Трубить в трубы!

Первые же реформы Павла I были направлены на борьбу с роскошью, бюрократией и безответственностью во всех проявлениях жизни — от армейской до гражданской. Павел резонно полагал, что роскошь ложится тяжелым бременем на крепостных и казну. Он запретил знати выезжать в каретах цугом (шестерка лошадей) и повелел всем пересесть на двуколки. Армейскими реформами он раза в три удешевил военный мундир офицеров и генералов, отменив расшивку их дорогими галунами и шитьем. Он повелел немедленно явиться к полкам всех приписанных к ним, устроить смотры и всех не явившихся уволить без возможности приема на штатскую службу. Большинство малолетних недорослей знати, а также гуляк выпали с «волчьим» билетом. Можно было бы долго перечислять акты, возмутившие разложившуюся при Екатерине знать. И, наконец, Павел подумывал о начале либеральных реформ, угрожавших крепостному праву. Он запретил помещикам брать крестьян в работы когда угодно, а только два раза в неделю. Уже через год созрели первые заговоры. В одном из подобных заговоров предлагали принять участие Александру Суворову, но тот отказался. А вот супруга Кутузова была замешана.

 Начиная с Суворова, многие порицали Павла за то, что за образец он выбрал все те же прусские порядки. Он вновь ввел, отмененные при Потемкине, пудру и косу для солдатских причесок и мундиры прусского образца. Однако эти мундиры стали двубортными, более просторными и могли быть наглухо застегнуты на груди, что гораздо нужнее солдату, чем детали покроя.

Тем временем недовольство знати росло, вновь были запущены сплетни, анекдоты и обвинения в онемечивании. Хотя последнее и сработало, но слабо, так как много было фактов, противоречащих такому обвинению. До Павла все девизы и вензеля монархов писались на латыни. Павел повелел везде писать по-русски. Да и сам он любил говорить, употребляя русские поговорки.

Аранжировка недовольства

В конце его правления у недовольной знати нашелся режиссер — генерал-губернатор Петербурга, прибалтиец, граф Пален, который сумел раскачать недовольство во многих, используя даже лучшие качества монарха. Так Павел простил и освободил многих сосланных Екатериной в Сибирь или заключенных в казематы, в том числе и лидера восставших поляков Костюшко и опального Радищева. Пален, некоторым из них, не давал возможности ни умыться, ни побриться и прямо из казематов вез на смотр Павлу. Других прощенных, напротив, собирал в целые отряды и заставлял неделями ждать в холлах аудиенции. Наконец, запускал их скопом к Павлу, в самое неподходящее на то время.

Одним просителям или офицерам он передавал, что император ими недоволен, другим что доволен, ловко давая повод к недоумению «за что», тем самым навязывая образ взбалмошного тирана.

Многие задавались вопросом, откуда такая последовательная неблагодарность у обласканного Павлом барона Палена? Оказалось, что в ее глубине лежала личная обида. Дело было в том, что Пален давно был вдов, и на закате своих дней сильно влюбился. Желание офицеров вступить в брак рассматривал и давал разрешение лично император. Павел не дал согласия на брак между стареющим бароном и молодой простой девушкой.

Наконец, собралась компания для совершения заговора. В перевороте на первых ролях участвовали, отстраненные от государевой казны, последние фавориты Екатерины. Заговорщики запланировали проникнуть в замок через боковой вход, пройдя по замерзшему каналу. Наконец, слухи о заговоре дошли до Павла, а на дворе уже стояла оттепель. Если вскроются каналы, окружавшие замок, то замок станет практически недоступен. Зная характер Павла, откладывать действия стало смертельно опасно.

Трусливая решимость

Известно, что сын Павла, Александр, знал о заговоре. Нет абсолютно достоверных свидетельств тому, что именно происходило в кабинете Павла в Михайловском замке 23 (11) марта, около часу ночи. Каждый из десятка убийц путается в показаниях и валит на другого, говоря, что в решающую минуту он вышел из комнаты. Факт лишь в том, что император был жестоко избит и задушен офицерским шарфом. Говорят, что первый удар, табакеркой в висок нанес Николай Зубов, брат фаворита Екатерины.

В ту роковую ночь многие, на чье участие надеялись заговорщики, не торопились. Из 200 офицеров, отправившихся через Летний сад в покои Павла, в кабинет вошло около десятка. Так что желание переворота не было столь всеобщим, как некоторыми преподносится. Батальон Семеновского полка под командованием Депрерадовича шел по Садовой так медленно, что П.М. Волконский, подскакав к нему, закричал: «Помилуйте, Леонтий Иванович, вы всегда опаздываете», и прибавил: «Ну, да теперь все равно — поздравляю с новым Императором!»

Лукавый властитель


Править Россией пришел «бабушкин баловень» 23-х летний Александр. Это был высокий (190 см роста), хорошо сложенный блондин с милым лицом. В царской семье его звали «наш ангел». Он был двуличен и лицемерен. Все вопросы стремился оттянуть в решении или уйти от необходимости решать. Он не давал прямых отказов, но и при согласии не способствовал решению дел (бабушкин воспитанник). Однако это поведение не являлось следствием нерешительности, а лишь опасением делать резкие движения.


Император Александр I

Все лето 1801 года Александр пытался избавиться от всех обязательств во внешней политике. Льстецы и недоумки писали: «С 1801 до 1805 года было царствование тишины, мира, кротости и благодати». Как следствие этого отстраненного благодушия был Аустерлиц, Тильзит и война 1812 года.

Когда-то в юности Александр мечтательно писал Лагарпу, что, дав свободу и конституцию земле своей, он отречется от трона и удалится жить частной жизнью. Став императором, он поручил Сперанскому составить Свод российских законов, а также составить проект конституции, но, когда работа была завершена, всячески оттягивал ее рассмотрение. В основу нового законодательства Сперанский положил Кодекс Наполеона, а в качестве образца взял Французскую конституцию 1799 года. В проекте в качестве органа, принимавшего законы, было предложено образовать Государственную Думу. Исполнительная власть планировалось сформировать из Государственного совета при монархе и министерств. Высшим судебным органом должен был стать Судебный Сенат. На местах предполагалось образовать органы местного самоуправления (губернские, окружные, волостные) и прочее.

В ноябре 1809 года государь все наработки и предложения положил под сукно, под предлогом перемены отношений с Францией, но в дальнейшем к реформам уже не вернулся. Сделай Александр хоть несколько реальных шагов в этом направлении, и Россию, возможно, миновали бы многие беды.

Роль императора во время Отечественной войны может оцениваться по-разному. В том, что вражеская армия, состоящие из французский, прусских, австрийских, польских и прочих частей, во главе с Наполеоном, не только вторглась в страну, но и захватила Москву – есть немалая доля вины Александра. Тем не менее, император на переговоры с Наполеоном не пошел, и исход войны был победным, а сам Александр стал одним из трех императоров, установивших на Венском конгрессе «Священный Союз» как основу нового порядка для Европы.

Вскоре после войны 1812 года у Александра возник интерес к религиозно-мистическим утопиям, а заботы по управлению Россией он вместо Сперанского отдал Аракчееву. Этот, лично преданный императору военный преподаватель, возведенный в графы, реформы повел по-своему, как истинный «естествоиспытатель», скрестив солдата с крестьянином. Попытка организовать из крестьян пахотных солдат, ни в экономике, ни в армии, хороших результатов не дала.

К 1817-20 годам окончательно созрело недовольство правлением. Одни хотели то ли прежних екатерининских порядков, другие вспоминали время павловского правления, третьи же напротив ожидали обещанных реформ. Мол, уже четверть века Россия без реформ топчется на месте. Требуют развития наука и промышленность. Но для их развития нужны специалисты, без которых реформы, что дерево без корней. В английских клубах толковали о буржуазной экономике, мол, в экономике надо все делать как англичане, а правление страной устроить по французскому образцу.

Опять зрел заговор. Зная об этом, Александр, вместо действий, метался в поездках по стране. В Крыму он заболевает тифом и, приехав в Таганрог, в ноябре 1825 года умирает, не оставив прямого наследника. Заговорщики растерялись, и многие исполнились надежд на реформы нового императора. Но кто на очереди?

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕЛИКАН

Момент безвластия


Брат Александра, Константин Павлович, правивший в Варшаве, после кончины императора отказался от права наследовать престол. Страна, тем временем, уже почти месяц была без главы государства и находилась под управлением Сената. Именно к Сенату, 25 (14) декабря 1825 года, вышли те, кто решил повлиять с помощью военной силы на дальнейшую форму правления в России.

Великий князь Константин Павлович

Новым императором должен был стать Николай. Николай Павлович был вторым сыном и предпоследним ребенком Павла Петровича. Он родился 25 июня 1796 года за несколько месяцев до кончины Екатерины II.

14 декабря 1825 года стало своеобразной отправной точкой правления Николая I. Тайный манифест Александра I от 1823 года, по которому наследником объявлялся Николай, знали только несколько человек. Точный смысл манифеста Николай не знал и потому в соответствии с майоратом присягнул Константину. Константин же отказался и присягнул Николаю. Взаимные реверансы длились три недели. В армии Константина любили, и распространился слух, что Николай намерен узурпировать права Константина. На 14 декабря была назначена новая присяга, и вспыхнуло восстание.

Новый царь проявил личную отвагу и твердую решимость спасти положение среди общей растерянности. Рано утром, собрав генералов и полковых командиров, Николай ознакомил их с документами и зачитал манифест о восшествии на престол. Государь заявил, что спокойствие столицы они ответят головой, «а что до меня, если буду императором хоть на один час, то покажу, что был того достоин». Он отправился с преображенцами в гущу событий, на сенатскую площадь. Увещевания императора и митрополита не дали результата, а попытавшийся уговорить войска генерал-губернатор Милорадович был убит выстрелом Каховского. Мирные пути были исчерпаны.

Все историографы отметили спокойствие и неустрашимость Николая. Сам же Николай, вспоминая об этих событиях, испытывал «жгучую боль»: «Я Император, но какою ценою. Боже мой! Ценою крови моих подданных».

Идеальный самодержец


Многие авторитетные фигуры, жившие с ним в одно время и даже пострадавшие при его правлении, были склонны говорить о масштабности фигуры Николая, благородстве целей и несомненных достоинствах его личности. С величайшим уважением о нем говорили Александр Пушкин и Федор Достоевский. Историк К. М. Леонтьев называл его «идеальным самодержцем». Близкими его друзьями были … Карамзин и … Жуковский.

Император Николай I

Император был по-спартански прост в быту и спал на железной походной кровати, на холщовом мешке с соломой вместо матраца. Предпочитал обходиться простыми кушаньями, вроде щей или гречневой каши. Мундиры и обувь снашивал до дыр. Все это не мешало ему быть знатоком живописи (большую часть коллекций Эрмитажа купил он лично), сочинять и исполнять музыку, любить театр. Узнав о тяжелой ране Пушкина, Николай сказал: «Я теряю в нем самого замечательного человека в России!» и называл его гением.

Вопросы хозяйствования и построения государства считал наиважнейшими и отдавал этому все силы. При нем был резко расширен круг образовательных учреждений, организовано масштабное строительство, начато сооружение железных дорог.

В XIX веке Россия практически осталась единственной страной, где культивировалась связь государства с народом в свете христианского самосознания. Строя государственную политику на основе Закона Божия, Николай отвергал всякие революционные преобразования как метод и как принцип, считая их обольщением, не учитывающим последствия новшеств. Он пренебрежительно относился к буржуазному строю, где «правят бумаги, а не люди», и не хотел, чтобы Россия двигалась по «грязной дороге» коммерческих народов. Большинство этих мыслей содержится уже в манифесте 1826 года по случаю коронации. Дворянству предлагалось предпринять «подвиг к усовершенствованию отечественного, а не чужеродного воспитания» и «истинного просвещения».

С наилучшими намерениями

Массовое создание кадетских корпусов при Николае вытекали не из примитивных воззрений о важности муштры. В рескрипте от 13.09.1846 года Николай пишет: «Мне особенно приятно видеть, что главная цель военного воспитания обращена к развитию в юношах чистых правил нравственности и чувства чести».

Сам государь воспринимал свою власть не иначе, как высший долг служения. Вставая очень рано, мог назначить аудиенцию в семь часов утра и нередко проводил за рабочим столом 18 часов в сутки. Он имел природную склонность к прикладным наукам, неплохо рисовал и был хорошим архитектором. «Мы — инженеры» — любил говорить Николай. С «крайним омерзением» он относился к любой фальши, подкупу, закулисным интригам. Вот одна из его резолюций: «Когда есть закон, должно его соблюдать без изыскания предлогов к неисполнению».

Презирая опасность, он появлялся посреди эпидемии холеры в госпиталях и палатах, отдавал распоряжения, ободрял павших духом. Простой люд кричал: «Ты наш отец! Где беда там и ты наш родной!»

Отмеченные черты личности царя во многом способствовали ускоренному движению страны к начертанным целям. Чиновники и военные копировали его прическу, усы и баки, тряслись от инспекций и стремились угодить рвением.

Отдавая своего сына, будущего императора Александра II, воспитателям на обучение, император заявил: «Я хочу воспитать в моем сыне человека, прежде чем сделать из него государя». В 1850 году он пишет сыну: «Дай Бог, чтобы удалось мне сдать тебе Россию такою, какою стремился я ее поставить: сильной, самостоятельной — нам добро, — никому зло». Он дважды предлагал Сенату освободить крестьян, в последний раз в 1846 году. Однако встретил непонимание и глухое сопротивление. А потому эту задачу он оставил решать сыну.

Дорогие амбиции

Через сорок лет после войны с Наполеоном, либеральная Европа снова столкнулась с Россией. Святые места на Ближнем Востоке тогда находились в турецком владении. В 1853 году, турки, при посредничестве Франции, демонстративно отдали православный храм Вознесения католикам и отказали России в требовании вернуть его. Тогда армия России заняла Молдавию и Валахию, подчиненные тогда Порте, требуя вернуть храм, Австрия, Англия, Франция и Пруссия направили Николаю ноту. 14 сентября 1853 года Турция объявила войну России. 18 ноября Нахимов сжег турецкий флот в Синопе. Английский парламент возопил, что Россию пора отбросить за Урал. 22 декабря 1853 года англо-французский флот без объявления войны вошел в Черное море. 9 февраля 1854 года Россия объявляет войну Англии и Франции. А 2 декабря российская «союзница» Австрия и Пруссия вступили в союз с Англией и Францией.

Союзники мечтали раздробить Россию: отторгнуть Прибалтику в пользу Швеции и Пруссии, восстановить Польшу, но не за свой счет, отдав ей часть земель Украины и России, остальное разделить на Украину и Великороссию (от Москвы и на Восток). Как видим, нынешние стратеги Запада действуют по старым планам с завидным упорством.

На кавказском фронте турки были разбиты в 1853 и 1854 годах. Попытки союзников прорваться на Балтике и Дальнем Востоке оказались тщетны. Союзный флот безуспешно пытался атаковать Одессу. Им удалось зацепиться только в Крыму. С осени 1854 российская армия в Крыму стала терпеть поражения. Но это был совсем не тот успех, о котором мечтали затейники.

Расстроенный Николай I много молился. В январе 1855 года, на Крещение, он вышел на мороз в одном мундире и простудился. В феврале началось осложнение на легкие. 9 и 10 февраля, при морозе в 23 градуса, несмотря на недомогание, он провожал уходившие на фронт полки. 11 числа слег и умер 18 февраля 1855 года, в возрасте 58 лет.

Он торопился, как мог…

Существует мнение в том, что наши войска в Крымскую кампанию стреляли из гладкоствольных ружей, а союзники из винтовок, что Россия строила парусники тогда, как даже Турция уже начала строить пароходы. Дело обстоит не совсем так. Николай как отличный инженер, предпринявший строительство железных дорог в России, знал, что паровоз лучше телеги, а пароход имеет много преимуществ перед парусом, да и винтовки уже были в нашей армии, но их было мало. Да и сама Россия была настолько большой, что проложить железные дороги с севера на юг было затруднительно, хотя усилия в этом направлении уже предпринимались.

За тридцать лет правления Николая было сделано удивительно много для наверстывания научного и технического отставания России. Как позднее Сталин, Николай I неустанно твердил, что надо «искать людей», формировать и обучать своих специалистов, что «за деньги не делается ничего великого». Упор был сделан на науку и образование. Была создана сеть учебных заведений, рос потенциал грамотных отечественных инженерных кадров, сделана масса научных и технических открытий. Однако, несмотря на все принимавшиеся усилия, индустриальные возможности России все еще были недостаточно развиты. И хотя к моменту войны, Россия, даже имеющимися средствами, пожалуй, «поколотила» бы любое отдельно взятое государство, но она не могла выдюжить войну против всей объединившейся против нее Европы, да еще вместе с Турцией.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Амбиции сверхдержавы дорого обошлись России. Пришлось впервые в послепетровской истории просить у Европы «пардону». Но сделал это уже сын Николая I, император Александр II. До самой франко-прусской войны Россия по мирному договору была лишена Черноморского флота и некоторых международных прав.

Демократизация общественных порядков, осуществленная Александром II, открыла возможность доступа к власти новым слоям. Не в силах составить сколь угодно представительное общественное мнение в борьбе за власть, радикалы прибегли к террору. Стали рваться подброшенные бомбы и раздаваться выстрелы из-за угла. После многих неудачных попыток 1 марта 1881 года Александр II был смертельно ранен.


К тому времени симбирский гимназист Володя Ульянов, родившийся в 1870 году, уже не видел ничего особенного в том, что густая сеть гимназий, училищ и предприятий покрыла провинциальную Россию. Он замечал лишь патриархальную отсталость России и торопил всходы.

Император Александр II

А восьмью годами после появления Володи Ульянова в маленьком грузинском городке Гори в небольшом, больше похожем на сарай, домике в семье сапожника родился Иосиф Джугашвили.

Но это уже другая история.


[1] Тут вспоминаются теплившиеся у крестьян мечты бунтом полущить землю. А потом — надежды фронтовиков, по сути, тех же крестьян, в 1917 году ревлюцией покончить с войной, а главное получить все ту же землю. Еще позже, уже в наше время, в 1991 году, население связывало решение проблем пустых полок и надвигавшегося, как всем казалось, голода, в которых винили 75 лет правивших страной коммунистов, с их отстранением от власти и с передачей ее рвавшемуся к ней Ельцину с его демократами.

[2] Пушкин А. С. Заметки по русской истории XVIII в. // Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние,1977—1979. С. 91

Вложения

Поделиться