История побед и поражений России на Балтике

История побед и поражений России на Балтике

Из книги В. А. Сердюкова, В. Н. Малышева

«НА КРУТЫХ ПОВОРОТАХ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ»

Аналитическое агентство «Сфера».

ПРЕДИСЛОВИЕ

Рассуждения о прошлом, настоящем и будущем

В самом начале XXI века люди, болеющие за судьбу Державы, были подавлены развалом могучей страны. Еще большую боль вызывала деградация экономики государства, в том числе ее военно-промышленного комплекса. Экономический и политический упадок больно отразился на всем российском балтийском регионе, который сузился теперь до Ленинградской области и Калининградской области — российского анклава на Балтике, завоёванного в жестоких сражениях ценой тяжелейших жертв.

Многим казалось, что Россия до этих пор никогда не переживала такого упадка и в особенности в отношении Балтийского флота. В 90-е годы гражданское пароходство, с ведома большого московского и питерского начальства, ушло с молотка, рыболовецкие суда тоже. Оставшись без снабжения и денег, военно-морской флот затих на базах, а корабли стали потихоньку распродаваться на металлолом. Молодые офицеры и специалисты, зачастую не получая даже мизерного денежного довольствия, которого не хватало даже для полуголодного существования, увольнялись. Тяжелой болью в сердце отозвалась гибель одной из самых совершенных в мире атомной подводной лодки «Курск». Казалось, что недалек день, когда на Балтике от русского флота останутся лишь катера да гребные лодки…

Но все проходит. И когда у страны появился новый президент, у многих это вызвало надежду на будущее и одновременно опасения: Не дай Бог этой надежде не оправдаться. В дальнейшем часть из этих надежд оправдалась, и флот постепенно, малыми шагами стал восстанавливаться.

Окно в Европу

Как известно, многовековой путь России к балтийским просторам завершился при Петре I. В начале XVIII века был отвоеван небольшой плацдарм в устье реки Невы, где тут же, в мае 1703 года был основан Санкт-Петербург. Потом было тяжелое поражение под Нарвой, затем победа под Полтавой и, наконец, по окончании почти 25-летней войны со Швецией по Ништадтскому мирному договору к России отошло огромное побережье Балтики — от Выборга к Санкт-Петербургу и далее до Ревеля (Таллина) и Риги. Невероятными усилиями Петра за время войны был построен мощный Балтийский флот и новый порт Санкт-Петербург с морской крепостью Кронштадт. Помимо всего, России на Балтике отошло несколько портовых городов, и проблема прямого морского сообщения с Европой была решена. На этой оптимистической ноте популярная историография обычно останавливается и далее повествует об успехах Балтийского флота лишь начиная с екатерининских времен.

А что же было с этим флотом за прошедшие более чем 50 лет после Петра? Тяжелейшие войны, которые вел император, подорвали экономику России, значительная часть деревень обезлюдела. Открытое «окно в Европу» послужило не столько выходом наших соотечественникам за рубеж, сколь превратилось, по остроумному замечанию одного из современников, во входную дверь в Россию для всякого рода авантюристов (в основном немцев), с легкой руки Петра I, получивших приоритеты по службе перед русскими. К тому же усилия Петра I по строительству балтийского флота и портов были почти сведены к нулю его преемниками. Ни Петра II, ни Анну Иоанновну флот не интересовал, а «дщерь Петрова», Елизавета Петровна совершала, в
отношении его, лишь отдельные, чисто знаковые, акты внимания.

Азовская флотилия Петра I

Результаты этого небрежения не замедлили сказаться. Новых кораблей почти не строили, а старые петровские сгнили в портах даже раньше времени. Но главное, что утерян был не только флот, но и опыт по его строительству и управлению морскими судами. И что всего хуже, страна лишилась значительной части конструкторов с мастеровыми, морских офицеров с матросами. Лет 30 после Петра I во флоте почти не производились новые назначения и не присваивались новые звания! Флот не выходил в море на учения. Служить во флоте стало крайне непрестижно, и сыновей туда дворяне старались не отдавать. То, что флот не исчез совсем, заслуга не столько чиновников и властей, сколько простых служилых людей, болевших за Россию. Точно также поступали потомки этих служивых, своим трудом и стараниями, дважды сохранившими флот: первый раз в течение десяти лет после революции, второй раз в течение тех же десяти лет после крушения СССР.

В 1756 году в Европе грянула Семилетняя война, в которой России, как союзнице Австрии, пришлось принять участие. Вот тут-то и понадобился флот. Попытки на скорую руку реанимировать его имели самые плачевные последствия. Из двадцати гнилых кое-как отремонтированных кораблей, направленных на помощь нашей армии к осажденному Кольбергу, одиннадцать утонули от течей вместе с экипажами, едва отойдя от Санкт-Петербурга. Подойдя к Кольбергу оставшиеся корабли открыли пальбу по крепости, что привело к тому, что от этой канонады на части кораблей отваливались борта и валились мачты. Так что флот практически пришлось создавать заново.

Печальное бессилие


Опустим возрождение российского флота и последовавшие за этим славные победы и имена. Отгремело наполеоновское нашествие 1812 года, подавлено вспыхнувшее восстание декабристов 1824 года. Пришло царствование Николая 1, который, кстати, был неплохим инженером-строителем по образованию и потому особенно пекся об оборонных сооружениях. При нем были возведены или модернизированы многие сухопутные и морские фортификационные сооружения на наших границах, в частности на Балтике и в Кронштадте. Нельзя сказать, что он совсем не уделял внимания флоту, но отличался крайней консервативностью во взглядах. Несмотря на то, что Европа уже отдала предпочтение пару и даже Турция закупала у Англии для своего флота пароходы, в России продолжали делать ставку на парусный флот. К сожалению, это была не единственная ошибка.

Смотр кораблей в Севастополе. 1849 год И.К. Айвазовский

Общее небрежение к социальной политике и практическому техническому прогрессу выявила, как это часто бывает, война. Короткая, но жестокая война (1853 — 1856), получившая на Западе название Восточной, а у нас названная Крымской. И война эта проходила не только в Крыму под Севастополем, но также на Кавказе, на Дунае, на Дальнем Востоке, и у нас на Балтике. В том, что война не коснулась Петербурга надо благодарить не столько чиновников, угодливо демонстрировавших свою исполнительность, на деле по своему обыкновению, больше озабоченных личным обогащением за счет казенных денег. Известен факт, когда в строительном департаменте «выделили» на колку льда в морском канале площадью 117 аршин и поддержание его свободным ото льда такое количество денег, как будто речь шла об обтесывании гранита! В результате приписок, воровства и лживых отчетов боевая сила Балтийского флота оказалась значительно менее мощной, чем представлялось. Из-за «неисправности и незнания морского дела…, нехватки опытных мастеров… и ограниченности морской практики балтийских экипажей» Балтийский флот к войне оказался не готовым.

Только за год до войны Николай I решился в качестве эксперимента (!) установить винтовой двигатель, как вспомогательную силовую установку, на корабле «Константин», а в конце 1852 года, уступая мольбам адмирала В.А. Корнилова, разрешил строить два винтовых корабля для черноморского флота.

Для экстренного усиления Балтийского флота Морское ведомство решилось построить несколько десятков винтовых канонерских лодок для защиты побережья Финского залива, привлекая для этого частных предпринимателей. Все это предстояло сделать за 5-6 зимних месяцев 1854-1855 гг., за скромное вознаграждение. Работы велись тайно, без ведома двора и придворной конторы на предприятиях и мастерских, выпускавших ранее каретные экипажи или строительную технику. Героическими усилиями все 40 судов были построены в срок и в навигацию 1855 г. они совершали смелые рейды за линию петербургских фортов. Эскадра коалиции в 1854 г уже хозяйничала на Балтике, но в Финский залив заходить опасалась из-за успешного применения русской новинки — гальванических подводных мин.

Несмотря на ряд первоначальных успехов в военных действиях на границе с Турцией и предотвращение высадки десантов на Балтике и Дальнем Востоке, война Россией была проиграна. Ни одно крупное полевое сражение Россией не было выиграно, Черноморский флот утоплен, Севастополь сдан, Балтийский флот заперт в «Маркизовой луже», экономических и технических резервов для продолжения войны у России не было.

Впрочем, силы и у коалиции выдохлись. Перспектива продолжения военных действий не вызывала ни у кого оптимизма. Применяя шахматную терминологию, нам тогда объявили шах. Правительство России рассудило, что выгоднее скорое подписание мира на условиях, выдвинутых коалицией, а не продолжение войны.  По парижскому договору Россия лишалась своего флота на Черном море, ограничивалась в действиях флота на Балтике и многое другое. России нужны были техническое перевооружение, армейские реформы, а главное – смена социальной и правовой политики (отмена крепостного права, реформы в юриспруденции). Прошло долгих 20 лет реформ и реорганизаций, прежде чем канцлер Горчаков, воспользовавшись франко-прусской войной, сумел окончательно снять эти унизительные для страны ограничения.

Новая история — новые проблемы

Опять опустим более-менее благополучные годы. Опустим даже Русско-японскую войну, в которой героически погибли многие корабли Балтийского флота. Кстати, революционный крейсер «Аврора» также был участником Цусимы. Опустим и драматическую для Балтики Первую мировую с героями Моонзунда.

Революционные события 1917 года привели к тому, что от России отошли страны Прибалтики и Финляндия, причем граница с Финляндией после этого проходила чуть севернее Сестрорецка. Таким образом, пространство выхода к Балтике было даже еще меньшим, чем сейчас (только от реки Нарвы до Ленинграда). К этому прибавьте экономические и торговые санкции окружающего капиталистического мира, бойкотировавшего молодую республику Советов несравненно более жестко, чем это происходит в наши дни.

Броненосец «Цесареивич»

Но Россия выстояла и тут, хотя стоило это стране колоссальных жертв. Строительство в 30-е годы военно-морского Балтийского флота, Беломора-Балтийского и Новоладожского каналов, позволивших прорвать морскую блокаду, активное развитие речного и каботажного флота, не оставляли места для пессимизма в отношении будущего России. То, что война неотвратимо надвигалась, власти хорошо понимали. И это понимание заставляло принимать мучительные, жесткие решения, одно из которых была война с Финляндией, позволившая несколько отодвинуть опасность от Ленинграда. К такого рода решениям может быть отнесено и добровольно-принудительное принятие прибалтийских стран в состав СССР.

И вот пришла страшная Великая Отечественная война, которую некоторые западные политики усердно стремятся сделать неизвестной. И опять мы видим просчеты руководства, когда строились линкоры и не строились тральщики и торпедные катера. Опять Балтийский флот самостоятельно открыл огонь по фашистам 22 июня, невзирая на то, что Москва в первые часы нападения твердила о провокации и требовала не отвечать на огонь. Снова флот был заперт в блокированном Ленинграде. Одержав победу над врагом, объединившим почти все экономические, военные и людские ресурсы Европы, наша страна смогла вернуть петровские завоевания на Балтике.

После войны все было в руинах — развалины сел и городов, разбитые дороги, взорванные мосты и фабрики, все порты разгромлены, фарватеры заминированы, большая часть транспортного флота потоплена… И опять многое приходилось делать нашим отцам заново, на скудном пайке, на энтузиазме, лишь в надежде на будущее. Но свой флот, свое морское могущество Россия возродила!

Все с начала

 Из краткого исторического обзора видно, что судьба России, ее флота и всего района Балтийского моря тесно переплетены и она не выглядит постоянно благополучной, даже в сравнении с нынешним кризисом. Бывали и в прошлом времена упадка, времена разрухи, утраты былых завоеваний и позиций, но главным гарантом возрождения оставался наш народ, а не продажная и переменчивая власть. После нового крутого виража в политической истории России от нее вновь отошли прибалтийские республики, отрезав Калининградскую область, приобретенную после войны, от непосредственной связи с Россией.

 Многое в морской торговле и снабжении на Северо-Западе России было завязано на портовые сооружения стран Балтии. В результате возникла острая проблема восполнения утраченного. В апреле 1993 года правительство России приняло решение о создании портового комплекса в Финском заливе, включающего кроме Ленинградского порта еще три новых порта: в Приморске, в Лужской губе и в бухте Батарейная. Поначалу эти проекты фактически замерли сразу же после их начала. Дальше укладки «закладных» камней в присутствии начальства и делегаций дело не пошло.

 Ситуация стала выправляться лишь с приходом к власти нового президента. Темпы строительства системы крупных портовых сооружений постепенно стали нарастать во многом благодаря личному его контролю. Шаг за шагом идет переориентация грузовых потоков с Прибалтики на Ленинградскую область и Петербург. А значит, у восстановления значения российского флота на Балтике появились реальные шансы.

Предстоит громадная работа. Но вся история отечественного флота говорит о том, что с этой задачей, благодаря самоотверженности и таланту ее сынов, Россия способна справиться.

Послесловие

Вновь, как это было уже не раз в нашей истории, камнем преткновения стали безынициативность, продажность бюрократии. Истинным гарантом возрождения остается лишь сам русский народ. Для этого у нас есть пока еще все: есть специалисты, есть офицеры, есть КБ и НИИ, есть квалифицированные рабочие. Нужда, как всегда, в честном и справедливом командовании, не упускающим из виду пользу Отечества.

Недостаток патриотизма у начальства, это, конечно, беда, сравнимая только с предательством. Но, с другой стороны, сподвижник Петра I Меншиков был убежденным сторонником его реформ и храбрым патриотом, но он был мздоимец и казнокрад. И этим портил все дело.

В советское время после так называемой «хрущевской оттепели», нанесшей серьезный ущерб флоту, главным критерием отбора чиновников на любые должности стала безусловная, порой бездумная исполнительность руководящих поступающих сверху указаний. А потому государственные органы заполнило немало исполнительных бюрократов, способных загубить любую инициативу, любое живое дело, действовавших по принципу «чего изволит высокое начальство», все выполним. Конечно, были исключения. Но, как говорится, исключения лишь подтверждают правила. К сожалению, судя по эффективности нынешних властей, эту болезнь, можно сказать по наследству, переняли и нынешние чиновники. Подтверждений тому множество.

Вот и получается, что личные качества начальника далеко не последняя характеристика дела, которому он служит. Все достоинства могут быть сведены к нулю бюрократизмом и коррупцией. Недопустимо, чтобы во власти были лица с уже известными нам изъянами. Там должны быть люди, проверенные делом и временем. И история побед и поражений, подъема и упадка флота Российского – тому подтверждение.

Вложения

Поделиться