Размышления о Святом благоверном князе Александре Невском и его мире

Размышления о Святом благоверном князе Александре Невском и его мире

Авторы: Сердюков В.А.

Малышев В.Н.

 

Предисловие

1. Прообразы российской власти

2. Неужели Гроб Господень был в Новгороде?

3. Двойная угроза

4. Молодой князь Александр Ярославович

5. Монгольское нашествие

6. В поисках мира с соседями

7. Крестом и мечом

8. Не в силе Бог, а в правде!

9. Половцы: враги и союзники

10. Ассимиляция по-монгольски

11. Европейские дрязги и эмиссары в сутанах

12. В Каракорум и обратно

13. Союз ради единства

14. Византия вновь православная

15. Смерть по дороге домой

16. Историческая заслуга

17. Святой защитник Земли Русской

Послесловие

Предисловие

Подобно тому, как неслучайно новая весна в своей основе схожа с весной предыдущей, так же неслучайно сходство разных исторических моментов в судьбах народов и государств. И сейчас, как много раз за прошедшие столетия, Россия вновь стоит перед выбором. Крестоносный Орден НАТО придвигается к России с Запада. С южных границ России нарастает давление мусульманских фундаменталистов. Как и встарь, внутри России нет единого понимания в решении проблем. Одни утверждают об исключительной важности дружбы с исламскими странами и Китаем в пику Западу, другие исходят криком о необходимости единения с Европой во главе с Американскими Штатами. Вновь от политиков России требуется большое искусство, чтобы сбалансировать эти «наезды».

В связи с этим, уместно будет вспомнить Александра Невского, во многом благодаря которому Россия в сложнейших условиях смогла не только отстоять свою независимость, но и защитить православие как основу своей духовности.

История жизни и деяний Святого благоверного князя Александра Невского писалась священниками, а потому главной его заслугой, а также заслугой его современника митрополита Кирилла была объявлена защита православной веры. И в это во многом соответствует действительности.

Что касается исторических трудов в целом, то основными заказчиками на их написание были царствующие особы. Поначалу это были великие князья и цари из династии Рюриковичей, а потому в летописях описывались главным образом деяния великих князей и царей, ратовавших за единое государство и во главе поначалу с владимиро-суздальскими, а затем с московскими великими князьями. И, скорее всего, цари из Рюриковичей не очень-то хотели, чтобы в их династической истории делался акцент на их родстве с половецкими, и тем более ордынскими ханами.

Когда после большой смуты власть перешла к династии Романовых, то характер исторических писаний заметно изменился. В оценках действий князей из Рюриковичей стали преобладать негативные оценки: мол, если бы власть была единой, то не смогли бы войска Чингиз-хана и его внука хана Батыя разгромить русское воинство, и русские задали бы жару этим отсталым, жестоким и очень плохим татаро-монголам. Освободиться же от татаро-монгольского ига русский народ смог во многом лишь благодаря усилиям великих московских князей. Правление же Ивана IV было просто ужасным, и, вообще, все деяния Рюриковичей закончились большой смутой, которую смогли устранить лишь благодаря усилиям новой династии Романовых.

Больше всех в этой корректировке исторических текстов преуспели историки из немцев, в большом количестве нанятые Петром I. Когда уже русский историк Николай Михайлович Карамзина начал свой труд по написанию «Истории государства Российского», то делал он это под присмотром сперва Екатерины II, затем Павла I, большую же его часть написал под пристальным наблюдением Александра I, который лично знакомился с каждым подготовленным к публикации томом.

Что касается жития князя Александра Невского, который был из рода Рюриковичей, то его всячески превозносили, прежде всего, за усилия по сохранению православной веры. Позже уже при Романовых историю жития князя переписывали, делая акцент на то, что князь сильно страдал из-за вражды, которая была между рюриковичами.

Цари из династии Романовых по происхождению были больше немцами, чем русскими, да и официальные историки до Карамзина были сплошь немцы. Это во многом объясняет отношение к половецким княжествам и ордынским ханствам как к чему-то дикому и враждебному по отношению ко всему русскому, в том числе и к Российскому государству.

Преодолеть подобный подход не так-то просто. Уж больно основательно он проник в историческую науку. И все же, определенные шаги в этом направлении делаются. Данная статья опирается на труды Л.Н. Гумилева, И.П. Шаскольского и других авторов, стремившихся трезво и разносторонне подойти к изучению эпохи Александра Невского. В ней также использованы материалы статьи «Нет ему равных», которая в 2001 году была подготовлена В.Н. Малышевым при участии автора и опубликована в трех выпусках газеты «Новая копейка».

1. Прообразы российской власти

За сто лет, предшествующих появлению Александра Невского на Руси, междоусобные стычки меж князьями из рода Рюриковичей, достигавшие иногда размера небольших сражений, стали делом заурядным. Было между ними одно общее начало: все они относились к роду Рюриковичей. Князья то клялись в вечной дружбе и женили своих детей, то предавали друг друга. Непродолжительные военно-политические союзы составлялись не только между русскими православными князьями, но и с литовцами на Западе, а также с половцами на Юге. В результате, их родословные переплетались и давали потомкам право претендовать на княжение на разных престолах. А потому соблазн уровнять шансы с помощью вероломства был столь же распространен, как и попытка решить вопрос первенства силой. Однако, эта феодальная раздробленность власти не сильно мешала общему подъему экономики и культуры Руси. Вопреки всей этой междоусобице, сознание этнической, языковой, религиозной общности не только не покидало русских людей, а возможно только укреплялось в них. Одно и то же поселение могло отходить то к суздальским князьям, то к владимирским, то к новгородцам, но их население не испытывало от этого особых перемен в своей повседневной жизни. К тому же через русские земли пролегал великий торговый путь «из варягов в греки», по которому, несмотря на все неурядицы, существовавшие между князьями, почти беспрепятственно проходили с товарами летом караваны судов, зимой поезда из саней. В результате, этим переходом лишь подчеркивалась условность внутренних границ.

На территории русских княжеств образовались два соперничающих между собой центра притяжения сил, с одной стороны, Новгород с Псковом и Ладогой, с другой стороны, Владимира с Ростовом, Суздалем и Переяславль-Залесским. Новгород, после того как в 1136 году по решению, принятому народным веча, распрощался с князем Всеволодом Мстиславовичем, стал феодальной республикой, призывавшей на княжение (правление городскими делами) князей по собственному выбору. Тогда как во Владимире и в подвластных ему городах сохранилось княжеское правление в исходном его виде.

Вообще, опередившая время демократичность порядков Новгорода признается уникальной не только для истории средневековой Руси, но и для всей средневековой Европы. Новгородский князь был даже менее властен, чем нынешний английский монарх, и без согласия выборных людей города и веча не мог решать даже судебных или правовых вопросов.

Великокняжеский же Владимир был напротив неким прообразом будущей авторитарной власти в России. Различной была и торгово-экономическая ориентация этих городов и княжеств. Новгород и Псков давно и успешно торговали со странами Балтики и выходили на европейские рынки, а Владимиро-Суздальская Русь была торговым посредником на путях, идущих с Востока и с Юга.

2. Неужели Гроб Господень был в Новгороде?

В 1204 году православный Константинополь (Царьград) неожиданно был взят крестоносцами, направлявшимися в очередной раз освобождать от мусульман Гроб Господень в Иерусалиме. «Славные» европейские рыцари, многие из которых имели долговые обязательства перед византийскими императорами, подговоренные венецианцами, для которых византийцы были главными конкурентами в торговле с Востоком, вероломно захватили Константинополь, который до этого не раз давал им, как своим братьям по вере, приют по пути в Палестину для свершения богоугодных для христиан дел. Все церкви столицы православных христиан были разграблены рыцарями дочиста, а христианские святыни, хранившиеся там столетиями, похищены. Став «добычей» алчущих выгоды и погрязших в долгах рыцарей, эти святыни стали немедленно продаваться и перепродаваться.

За сто лет до описанных событий, когда крестоносцы в первый раз взяли Иерусалим со всеми его святынями, они также не церемонились. При разграблении церкви Воскресения Господня исчезли: Грааль — хрустальная чаша с кровью Христа, неугасимая лампада, плащаница, плат с нерукотворным изображением Спасителя, многие другие святыни. Тогда же была похищена самая главная святыня христиан, а именно, Гроб Господень. О том, что из себя представлял Гроб Господень, будет сказано позже. Большая часть этих святых реликвий оказалась в Константинополе и была размещена в константинопольских Софийском соборе и Влахернской церкви. Позднее Константинополь получил плащаницу, Веронику и другие реликвии.

Таким образом, римские понтифики, постоянно возбуждавшие и возглавлявшие походы крестоносцев, практически ничего не получили. Ведь кроме гробниц Петра и Павла, да мощей некоторых праведников в Риме и поклоняться-то было нечему. Претензии римских пап на первенство и идеологическое господство среди христиан требовали уничтожения авторитета такого православного центра как Константинополь. Так что, не только зависть и алчность толкнули «благородных» рыцарей отплатить Константинополю грабежом со взломом за гостеприимство и помощь, но также стремление католической церкви решить в свою пользу известный вопрос о мировом господстве.

Некоторые из нечаянных наблюдателей, паломников, а также участников погрома в Константинополе оставили нам разные письменные свидетельства о происходившем. Среди них наш соотечественник Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгорода Антоний. Рассказ о виденном им в Константинополе вошел в новгородскую летопись и содержал краткое сенсационное сообщение, что Добрыней Ядрейковичем в новгородский Софийский собор был привезен Гроб Господень!

Сразу возникает вопрос, что такое Гроб Господень, и как его можно было перевезти, если согласно Евангелию гроб Господень представлял собой пещеру? Чтобы получить ответ на этот вопрос, обратимся к первоисточнику.

В Евангелии содержится следующее описание гроба, в который было положено тело Иисуса. Гроб этот находился в саду недалеко от места, где Иисус был распят. Гроб был высечен в скале. В него еще никто не был положен. Гроб принадлежал Иосифу из Аримафеи, города Иудейского, который был богатым человеком, добрым и правдивым, знаменитым членом совета, который не участвовал в совете и деле их. Иосиф (с Никодимом) положил тело Иисуса в гроб и привалил большой камень к двери гроба (Мат.27.60), (Марк.17.40), (Лука.23.53).

В Евангелии имеется три варианта описания гроба после воскресения Иисуса из мертвых.

Вариант 1. В воскресенье на рассвете Мария Магдалина и другая Мария пришли посмотреть гроб. Сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень сошел с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем (Мат.28.1,2).

Вариант 2. Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия рано при восходе солнца пришли к гробу и увидели, что камень отвален, а он был весьма велик. Они вошли во гроб и увидели юношу в белых одеждах (Марк.16.2,4,5).

Вариант 3. В воскресенье очень рано Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними пришли к гробу и нашли камень отваленным от гроба. Они вошли в гроб и не нашли тела Иисуса (Лука.24. 1,2).

Вариант 4. В воскресенье рано утром, когда было еще темно, Мария Магдалина пришла к гробу и увидела, что камень отвален от гроба (Иоанн.20.1).

Евангелие также содержит описание гроба, в который положили тело Лазаря. Иисус приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Итак, отняли камень от пещеры, где лежал умерший. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. (Иоанн.11. 38,39,41,44)

Из изложенного можно сделать заключение:

1. Гроб, в который положили тело Иисуса, представлял собой пещеру, высеченную в скале, которая находилась недалеко от места распятия Иисуса. Пещера могла быть в виде углубления в земле (То была пещера и камень лежал на ней. Иоанн.11.38).

2. Гроб был значительным по размеру. В нем могли поместиться несколько человек. Скорее всего, он был предназначен для размещения тел нескольких усопших.

3. Вход (либо дверь) в гроб был закрыт большим камнем, который Иосиф привалил к двери гроба. Ангел Господень отвалил камень от двери гроба, и сидел на нем. По другому варианту, женщины, пришедшие к гробу, увидели, что камень этот был отвален.

4. Камень должен был плотно перекрывать вход или дверь в гроб (пещеру), чтобы запах тлена не выходил из нее. Для этого камень должен был иметь одну ровную сторону. Другая сторона, видимо, также была ровной. Так что, для того, чтобы открыть могилу, надо было «отвалить» либо «отнять» камень от входа (от двери) в гроб (в пещеру). Отвалить можно камень, если он прислонен к входу (к двери) в гроб либо лежит на гробу-могиле.

На иллюстрации Доре к Евангелию видно, что перед входом в пещеру лежит плита, которой был перекрыт вход в гроб.

Вывод. Камень, закрывавший вход в гроб был каменной тяжелой плитой, которая была либо прислонена к входу в гроб (пещеру), либо, если гроб был в виде могилы, лежала сверху могилы. Об этой плите, скорее всего, и говорится в новгородской летописи, повествующей о Гробе Господнем, привезенном в Новгород из Константинополя Добрыней Ядрейковичем. Считалось, что эта плита или как ее еще называли крышка Гроба, имела изображение Иисуса, нерукотворно созданное Ангелом Божьим. Именно эту крышку и было принято называть Гробом Господним.

На основании этого сообщения историком Д. Зениным была дана следующая трактовка особой роли Новгорода и князя Александра Невского в событиях сороковых годов XIII века: по его утверждению поход на Новгород являлся продолжением Крестовых походов за «освобождение» святых реликвий. Конечно, если Новгород получил такую святыню, то тем самым он встал в один ряд с Константинополем, Римом и Иерусалимом, одним махом оставив позади Киев. Тогда понятны и слова магистров Тевтонского ордена, пытавшихся уклониться от военной конфронтации с Новгородом. В ответ на призывы папских посланцев устроить священную войну в Северной Руси магистры уклончиво ответили: «Бог Сам выбирает Гробу Своему место».

3. Двойная угроза

Для Руси страшный и невиданный доселе враг впервые появился с Востока в 1224 году. И это были не дикие грязные степные орды, как зачастую и поныне считают некоторые из историков не только в Западной Европе, но и в России. Монголы Чингиз-хана к моменту появления у наших границ давно стали опытной, хорошо вооруженной, профессионально подготовленной, исключительно дисциплинированной и жестокой армией.

Монголы как народ сформировались из племен татар, тай-чжиутов, кереитов, найманов, меркитов, кочевавших в степях в районе озера Байкал. В конце XII века, начале XIII века под правлением Чингиз-хана осуществляли военную экспансию в отношении Китая, народов Восточной Сибири и Средней Азии. Они уже подмяли под себя многие азиатские страны, в том числе и значительную часть Китая.

На общем сборе в Киеве князьями единого рода Рюриковичей было решено выступить против армии монголов. В составе объединенного войска были и отряды половецких ханов, с которыми князья были в союзнических отношениях. Однако, далеко не все из Рюриковичей по достоинству оценили надвигавшуюся опасность. В итоге 16 июня 1224 года в битве при Калке объединенное воинство русских князей ждал полный разгром. Одни князья и тх дружины бились на смерть, другие соблазнились коварно предлагаемым почетным пленом, были и те, которые видя, что поражение неминуемо, бежали с поля боя. Результат был ужасен: низовья Днепра были дотла разорены монголами.

Вскоре монголы как внезапно появились, так внезапно они и отхлынули в бескрайние степи. Казалось бы, для русских земель бесследно.

Тем временем на Западе нарастала военная экспансия немецких рыцарских орденов, двигавшихся на Пруссию, Польшу, Лифляндию и Эстонию. И хотя угроза эта была реальной, как и в случае с нашествием монголов, во взглядах на необходимость защиты от немецких завоевателей у русских князей не было единства. И вот почему.

Едва избавившись от господства киевских князей, новгородцы почувствовали мощное давление князей из Ростова, Суздаля и Владимира. «Хочю искати Новагорода и добром и лихом» — заявил однажды Андрей Боголюбский и попытал военного счастья. В 1169 г. новгородцы отразили огромную рать претендента. После того, как князь Андрей был убит заговорщиками, свои интриги против Новгорода безуспешно строил Всеволод Большое Гнездо — дед Александра Невского. Так что, у новгородцев были основания опасаться не только «гостей» с Запада, но и поползновений укоротить их свободу со стороны владимиро-суздальских князей.

4. Молодой князь Александр Ярославович

О дате рождения Александра Ярославовича идут споры: по одной версии это 30 мая 1220 года, по другой – в ноябрь 1220 года, по третьей – май 1221 года. Место его рождения город Переяславль-Залесский, основанный Юрием Долгоруким (с XV века произношение изменилось на Переславль-Залесский), названного в честь Переяслава Русского, ныне город на Украине Переяслав-Хмельницкий.

Отцом Александра был потомок Владимира Мономаха внук Юрия Долгорукого сын Всеволода Большое Гнездо князь Ярослав Всеволодович. Его матерью была дочь князя Новгородского и Галицкого Мстислава Удалого (Удатного) и княгини Ростиславы Мстиславовны внучки половецкого хана Котяна Сутоевича.

У Александра было два брата: старший брат Федор и младший брат Андрей. Было у Александра еще шестеро братьев и две сестры. Все младше его.

Надо отметить, что династические браки с половецкими ханами были распространены в княжеских семьях того времени. Так, бабушкой у сыновей князя Ярослава была половецкая княжна. Сам же князь в первом браке был женат на дочери половецкого хана Юрия, внучке хана Кончака. А потому можно предположить, что сыновья князя Ярослава в семье говорили как по-русски, так и владели языком половцев. Позже это владение языком половцев очень пригодилось Александру в его «челночной» дипломатии с монголо-татарскими ханами.

В 1225 году князь Ярослав «учинил сыновьям» Федору и Александру «княжеский постриг». Обряд посвящения в воины был совершен епископом Суздальским Симоном.

В 1228 году Ярослав совершал поход на Ригу, а Федор с младшим братом Александром были оставлены в Новгороде. Зимой в Новгороде начался голод, и наставники княжичей, опасаясь расправы со стороны новгородцев, вместе с детьми бежали из города. Спустя два года, новгородское вече вновь призвало Ярослава на княжение. Князь в Новгороде не остался, вместо себя поставив княжить своих сыновей Федора и Александра. Спустя три года Федор умер. В 1236 году Ярослав уезжает княжить в Киев, а затем возвращается во Владимир. Так в возрасте шестнадцати лет Александр становится князем-наместником в Новгороде.

Чтобы понять, что из себя представлял князь Александр, попытаемся реконструировать обстановку, в которой происходило становление Александра как князя, ставшего по результатам всей его жизни Святым благоверным князем Александром Невским.

Новгородское вече – это собрание влиятельных людей города. Такими людьми были старшины в товариществах (корпорациях, гильдиях) купцов и ремесленников. Каждое такое товарищество жило в отдельном квартале города, в котором имелась им же построенная и содержавшаяся за счет средств товарищества церковь. Некоторые из этих «корпоративных» церквей сохранились до сих пор в Новгороде и в Пскове.

Чтобы вести торговлю с Западом, где тон задавали купцы из ганзейских городов, и с Востоком, точнее с Юго-Востоком, где основными партнерами по торговым делам были арабы и персы, надо было: знать географию, точнее, экономическую географию, экономические и финансовые основы ведения торговых дел, знать порядки, законы, нормы и обычаи, которые действовали в разных странах, а также владеть иностранными языками – голландском, немецким, литовским, половецким и родственными с ему наречиями.

Александр вместе со старшим братом Федором (тот вскоре умер) был поставлен отцом князем Ярославом княжить в Новгороде еще мальчиком. За годы жизни в Новгороде, он, чтобы быть в делах города на равных с влиятельными людьми, должен был овладеть всеми знаниями и умениями, которыми они владели. Разговаривать через толмача с иностранцами, особенно если дело касалось вопросов безопасности, было рискованно, а потому мальчика учили всем языкам, которыми пользовались купцы.

С немцами из Ордена Крестоносцев постоянно имел дело князь Ярослав, так, по некоторым данным, орден даже выплачивал князю дань. А потому Ярослав, возможно, неплохо мог общаться с немцами на их языке. Скорее всего, к этому готовили и Александра.

Что касается безопасности, то речь шла не только о безопасности самого города, но и о безопасности торговых путей, идущих на Северо-Запад и на Юг. Это тот самый торговый путь из «варягов в греки», который мог идти по Волхову через Новгород, либо по Нарве через Чудское озеро, по реке Великая к Пскову и далее через волоки по Днепру.

Но мог он идти и по Западной Двине и далее через волоки по Днепру, а потому начинаться не в Новгороде, а в Риге, либо в других городах, подконтрольных ордену крестоносцев. Пока же путь по Днепру контролировали русские князья, торговые пути через Новгород и Псков были предпочтительней.

Наибольшие сложности пути по Днепру представляли восемь Днепровских порогов, преодоление которых было связно с большим риском и издержками на перетаскивание лодок и грузов в их обход. Правда, в весенний паводок, когда вода поднималась до 5-6 метров, пороги затапливались. Зимой же вода, как правило, на порогах замерзала, так что грузы можно было везти на санях, либо на вьючных животных беспрепятственно.

Был и другой путь по реке Дон, но он был более опасен, так как в нижнем течении Дона контролировался племенами половцев, отношения с которыми были непростыми. А потому, в том числе, ради безопасности торговых путей, князья шли даже на заключение династических браков. По примеру князей ради выгоды для торгового дела на заключение браков с половцами могли идти и купцы. Был и третий путь по Оке в Итиль (Волгу) и далее до самого Каспийского моря, по которому, придерживаясь западного берега можно было без большого риска добраться до Персии и даже Индии. По этому же пути, свернув налево в многоводную Каму можно было доплыть до богатой Булгарии.

Обычный для торговых людей риск состоял в обеспечении безопасности пути. Поживиться же за счет грабежа купеческих караванов всегда находились охочие люди, так что укоротить их желания, не допустить появления крупных воровских и грабительских шаек, также входило в обязанности князя. По этой причине князь должен был досконально знать местности, где проходили торговые пути.

Что касается Александра Невского, то можно с уверенностью сказать, что этот князь не только владел всеми тонкостями ведения торговых дел новгородцами, но и досконально знал пути, по которым шли купеческие караваны. Подтверждением тому может быть отношение к нему новгородцев: когда князь Ярослав предложил им направить княжить сына Андрея, новгородцы настоятельно просили его прислать именно Александра.

Был еще один партнер, с которым князь должен быть поддерживать самые тесные и доверительные отношения — это православная церковь. Новгород в те годы стал главным центром православной веры: Константинополь был захвачен крестоносцами, Киев после того, как его разграбили войска хана Батыя, влачил жалкое существование. Твердо стояли на сохранении православной веры лишь священники города Новгорода, да еще городов Владимирского княжества. Галицкие же князья в деле отстаивания православной веры колебались, время от времени заигрывая с католическими прелатами.

В церковной жизни Новгорода были свои особенности: священники главного Софийского собора имели дело с князем. Священники же множества малых церквей больше общались с главами купеческих гильдий и гильдий ремесленников, на средства которых строились и содержались их церкви, а потому находились от них в определенной зависимости. Так что, учителями и советниками Александра были священники Софийского собора, поддерживавшие связи не только со священниками в России, но и с православными священниками в Константинополе, а через них и с православными священниками других стран, где православие еще сохранилось.

В общении с православными священниками Александр преуспел. Неспроста митрополит Кирилл, когда был вынужден бежать от галицкого князя, местом своего нового пребывания выбрал не Новгород, с его торгово-купеческой демократией, а Владимир. Так что, Александр мог получать всю информацию, которая стекалась к митрополиту. В деле спасения России и православия митрополит Кирилл и князь Александр были соратниками.

Александр не вел масштабного строительства, как это делали его отец, дед и прадед. Его стараниями возводились, главным образом, оборонительные сооружениями, обеспечивавшие безопасность на границах и на торговых путях.

5. Монгольское нашествие

Зимой с 1237 на 1238 гг. на Русь обрушилась вторая волна монгольского нашествия. Очередность и направление походов монголов по странам мира вовсе не были хаотичными или неопределенными, а были спланированы еще в Каракоруме на курултае 1235 года. Там же было решено, что хан Батый внук Чингиз-хана с полководцем Субудэйем в своей военной кампании должны будут атаковать Русь и Европу.

И вот в декабре 1937 года, двигаясь по льду замерзших рек, монгольская армия появилась под Рязанью. В начале 1238 года ими уже были разграблены Москва, Владимир, Суздаль, Ростов, Ярославль, Тверь и многие города и села. Вести о коварстве и зверствах татар, наконец, заставили понять князей и народ отличие этой войны от ленивых междоусобных драк, в которые часто заканчивались захватом заложников, с целью получения выкупа.
Когда на пощаду от монголов перестали надеяться, то сопротивление стало быстро нарастать. Если большие и славные города сопротивлялись не более нескольких дней и сдавались на милость победителя, то небольшой Торжок уже били пороками (осадными метальными механизмами) две недели и овладели им 23 марта, а крошечный Козельск 400 воинов обороняли семь недель, пали все до единого, но не сдались. До Новгорода монгольской армии оставалось не более 200 километров, но монголы повернули назад. Что сказалось на их решении? Возможно, усталость ли, незапланированные потери? Скорее чисто профессиональный расчет — выход из установленного графика и связанные с этим опасности надвигавшегося паводка и острой нехватки кормов и продовольствия. И монголы, как обычно, на лето отхлынули в степи откормить свою конницу.

Летом 1240 года моголы во главе с ханом Батыем появились в южной части русских княжеств. В сентябре монгольское войско подошло к Киеву и расположилось на левом берегу Днепра. Как только мороз сковал реку и по льду можно было начать переправляться на правый берег, войска монгол приступили осаде города. Монголам пришлось ждать еще месяц, и когда им удалось перетащить к стенам города тяжелые стенобитные машины, начался штурм. 6 декабря в нескольких местах в стенах были пробиты бреши, и войска монгол пошли на штурм, который завершился гибелью большей части жителей города, а те, кто остался в живых, были взяты в плен. Столица русских княжеств была разграблена и почти полнаста уничтожена. К концу 1240 года монголы овладели всеми юго-западными и южными русскими владениями.

Весной 1241 года монголы вторглись в Венгрию и Польшу, далее разбили немцев под Лигницем, но были остановлены чехами под Оломуцем, и опять отхлынули в низовья Волги. Впрочем, Европа уже понимала, что облегченно вздыхать было рано, так как уверенности в окончании нашествия не было никакой. Крестоносцы уже сталкивались с монголами на Ближнем Востоке, где те успешно громили отборные мусульманские войска, не раз искавшие союза с крестоносцами. Потом они также внезапно исчезали, уже который раз порождая у противника ложную надежду, что беда миновала.

Папе римскому, действительно обладавшему властью европейского транснационального характера, для того, чтобы планировать, как сейчас бы сказали, свою региональную политику, было особенно важно знать намерения «вероломных» монголов. Главного религиозного православного конкурента – Византию как независимое государство католики уже захватили. Но, ввиду угрозы монгол, было неясно, то ли планировать дальнейшие завоевания «крестом и мечом» на Ближнем Востоке и на северо-востоке Европы у славян, то ли пора войти с монголами в союзные или договорные отношения? Повод для таких отношений был. Ведь многие из монголов были несторианцами, то есть, были христианами. И хотя несторинство считалось ересью, ради выгоды и желая избежать опасность, католики во главе с папой готовы были пойти с ними на заключение союза. Но прежде чем решить что-то определенное, следовало хорошенько разведать сложившуюся ситуацию, где дипломатическими средствами, а где и разведкой боем.

6. В поисках мира с соседями

В тогдашних условиях, когда не то, что русский на русского, а брат на брата шел войной и подсылал наемных убийц, людям порой было очень трудно найти истинные критерии для поступков чужих и своих. В этой связи понятен отказ псковичей и новгородцев в 1228 году от подготовки военного похода новгородского князя Ярослава против немцев. И псковский князь из смоленской династии Владимир Мстиславович тоже хотел жить в мире с немцами и отдал свою дочь за брата рижского епископа Теодориха. А его сын, князь Ярослав напал вместе с немцами на Изборск и овладел им в 1233 году. А через семь лет в 1240 году мы его видим теперь в ополчении епископа Реманна, направляющегося брать русские города Изборск и Псков.

Орден Меченосцев, благодаря умелой и тонкой политике своих лидеров, старался до времени сделать Псков и Новгород своими союзниками в борьбе с Литвой. Так, при битве при Сауле (Шауляе) в 1236 году отряд псковичей выступал на стороне крестоносцев. Да и в самом Новгороде было немало фамилий, разбогатевших на торговле с немцами и пострадавших от недавних походов русских князей на Новгород. Многие помнили, что, когда в 1231 году, в Новгороде, как и по всей Руси (кроме Киева), начался голод и мор, и в короткое время в Новгороде умерло 42000 человек, то кто, как не немецкие купцы привезли из-за моря хлеб и продавали его новгородцам по доступной цене!

Тем временем, у католиков продолжали обостряться распри, основанные на религиозной нетерпимости, и в этом тевтонские рыцари «черного креста» проявили большое рвение. В 1232 году в Равенне проходил папский собор, решениями которого ужесточалась религиозная иерархия власти. Во-первых, уничтожению подлежали всякие демократические начала самоуправления в городах — упразднялись все должности и организации, которые были избраны и построены без епископского одобрения, то есть корпорации и сообщества купцов и ремесленников, городские общины, веча и прочие вольности. Во-вторых, одновременно ужесточалась борьба с ересью. Германский император Фридрих II, участник крестовых походов, стараясь сблизиться с папой, издал жесточайшие законы против еретичества, по которым смертной казни подвергались как еретики, так все, кто им как-либо помогал, а их дети и внуки лишались всяких прав. Малейшее недовольство жестоко каралось. Так, поселян, живущих в низовьях Везера, местный собор обвинил в ереси за неповиновение местному графу. Против них было двинуто рыцарское войско, и в 1234 году там было истреблено все население «без различия возраста и пола». С такими же приемами и взглядами немецкие рыцари пожаловали и на новгородские земли.

В этих новых условиях добровольный переход Новгорода под власть папы стал бы политическим и экономическим самоубийством. Поэтому поиски равновесия у новгородцев закончились лишь с окончательным уяснением неограниченных притязаний крестоносного ордена и его «миссии». Становилось ясно, что дело не остановится на выяснении частных отношений Дерпта и Новгорода, и дело не в правах на ловлю рыбы в Чудском озере или иных пограничных и экономических вопросах и претензиях.

7. Крестом и мечом

В это же время в Константинополе сидел латинский патриарх. В Иерусалиме православный патриарх проводил службу исключительно с позволения мусульман. Так что, обстановка для выживания была критической не только для Руси, но и для всего православия. Практически, остался один живой лоскуток с центром в Новгороде.

Стремясь использовать ослабление Руси после монгольского нашествия, крестоносная коалиция, кроме грабежа, имела целью ликвидацию православия как главного условия для надежного завершения объединения христиан под властью римского папы.

В 1236 году объединяются Ливонский Орден Меченосцев и Тевтонский орден. Во главе этого союза стал гроссмейстер Тевтонского ордена Герман фон Зальц. 9 декабря 1237 года папа Григорий IX посылает в Швецию папскую буллу, в которой призывает шведское население организовать крестовый поход на финские берега. Подготовка похода заняла два года. Важная роль в нападении на Русь первоначально отводилась рыцарям датского королевства, незадолго до этого уже овладевшим Эстонией. Шведы и Орден договорились о совместных действиях. Действовать по папскому плану было решено в 1240 г. Шведы взялись из Стокгольма через Турку высадиться на Неве, а затем ударить по городу Ладога и далее по Новгороду. Тем более, что этим путем они уже не раз хаживали. Крестоносцы тоже намеревались двигаться изведанным путем по суше — через Псков на Новгород. Датчане, если вопрос с ними решится положительно, должны были ударить с севера по линии Таллин-Раквере-Новгород. Но датский король Вольдемар II не смог в 1240 году привести свои главные силы в Прибалтику и ограничился посылкой отряда из Таллина. Согласно новгородской летописи, в походе шведов принимали участие и норвежцы, и финны-католики. Так что, на Новгород двигалась вся объединенная Европа. Позже подобное нашествие на Россию объединенных европейских войск повторялось неоднократно: в смутное время, в нашествие армий Наполеона, в Великую Отечественную войну.

В начале 1240 года в Новгород от римского папы прибывают два кардинала – Гемонт и Гальд. Официально утверждалось, что папские легаты прибыли побеседовать о вере. Но хотели они говорить не с архиепископом Антонием, а с молодым князем. Из дошедшего княжеского ответа после встречи «От вас учение не примем!» — можно предполагать об их попытках склонить князя, как минимум, под эгиду католического папы. Не солоно хлебавши, послы отправились прямехонько в … Швецию.

8. Не в силе Бог, а в правде!

Для Александра тяжелая задача выбора дальнейшего пути осложнялась неустойчивостью настроений и мнений среди князей и народа. Однако, и времени на долгую подготовку планов не было. Действовать следовало незамедлительно и решительно.

В условиях одновременности выступления врагов Новгорода в 1240 году важно было правильно выбрать стратегию действий. Молниеносно реагируя на высадку шведов, а не торопясь на выручку населения немецкого пограничья и Пскова, Александр, в случае удачи, обеспечивал себе безопасность тыла и свободу действий с неуемным Орденом. Очевидно, что требование князя Александра на вечевом собрании Новгорода немедленно отреагировать, и вначале упредить высадку шведов, не вызвало достойного понимания. Тогда он решается обойтись силами своей дружины и добровольцев из новгородского ополчения. Особый смысл обретают его слова, обращенные с усмешкой к сомневающимся в успехе посадникам Новгорода: «Не в силе Бог, а в правде!».

Сокрушительный неожиданный удар по высадившемуся близ устья Ижоры притока Невы авангарду шведов в начале июля 1240 года расстроил на некоторое время планы католической коалиции.

Но уже в через месяц немцами был взят Изборск, а затем, разбив подошедших на помощь Изборску отряд из 800 псковичей, они осадили Псков, войдя в него при содействии их сторонников среди бояр. Надо отметить, что Невская победа не столько укрепила авторитет Александра у новгородцев, сколько вызвала раздражение в определенных кругах, а потому он был тут же изгнан к себе в удел, в Переяславль.

И только после взятия войсками ордена Копорья новгородцы опомнились и запросили князя Ярослава прислать вновь к ним Александра. В начале 1241 года Александр возвратился в Новгород и, дождавшись помощи отряда из Владимира вместе с братом Андреем, сперва освобождает Псков, а затем 5 апреля на льду Чудского озера ударами с флангов громит тяжело вооруженных рыцарей, поначалу успешно в лоб наступавших на русские боевые порядки. В чем-то эта битва была похожа на битву совсем иного масштаба, произошедшую через 702 года на Курской дуге. Та же стойкость в обороне советских войск, выдержавших удар железной танковой армадой немцев, а затем удары наших войск с флангов, приведших к полному разгрому немецких бронированных полчищ.

Однако, было бы смешно думать, что вслед за провалом первого этапа экспансии не последуют более подготовленные попытки папистов достигнуть своих целей. Александр отлично понимал, что тогда уж в одиночку ему с этой угрозой не справиться. Реальной же помощи можно было искать лишь в могущественной Орде, только что разгромившей Русь! К тому же, отношения с новгородскими посадниками, регулярно склоняющимся к союзу с немцами, не внушали доверия на будущее.

России нужны были более прочные долговременные и основательные опоры безопасности, не зависящие от мимолетных обстоятельств. Нужен был надежный союзник. Возможность определить на это место немецких крестоносцев, направляемых римским папой, абсолютно отпадала. Русским князьям, как представителям власти, следовало бы пересмотреть конфликтные взаимоотношения с монголами. Надо сказать, что понял это отец Александра, князь Ярослав, который, несмотря на реальную опасность, отправился в дальний путь почти на другой край земли в столицу Империи монголов Каракорум.

9. Половцы: враги-союзники

Чтобы понять, что лежало в основе отношений между монголами и русскими, почему стал возможен союз, который был заключен русскими князьями с правителями Великой монгольской империи, простиравшейся от Тихого океана до Понтийского (Черного) моря, придется вернуться на два столетия назад.

Великая степь, расположенная в Причерноморье от реки Итиль (Волга) до Дуная, была богата травами и пересекавшими ее реками с их притоками. В те далекие времена, речные поймы еще не были изрыты оврагами, появившимися значительно позже в результате вырубки лесов, росшими по берегам рек, двигавшимися с Севера русскими землепашцами.

Тюркоязычные племена половцев, персы их называли кипчаками, византийцы – кунами или куманами, пришли с Востока из степей, которые постепенно поглощала пустыня, и где приходилось свое право на жизнь отстаивать в постоянной борьбе с другими враждебными им племенами. Степи эти простирались от Иртыша до берегов самой Волги и назывались Дешт-и-Кипчак. Русские их называли Половецкими степями. Постоянная борьба заставляла кипчаков-половцев быть выносливыми и воинственными, иначе бы они не выжили. То была эпоха великих переселений народов.

Слухи о том, что за большой рекой Итиль есть богатые земли, волновали половцев-кипчаков. В конце концов, наиболее пассионарные из их племен двинулась на Запад, постепенно вытесняя, либо ассимилируя племена гузов и остатки племен печенегов. Так, в середине XI века в степях Причерноморья на южных рубежах русских княжеств появились половцы. На севере от степей были непроходимые леса, из которых на юг текли реки, и в первое время кочевым племена половцев там было нечего делать. Время шло, постепенно половцы узнавали, что с севера на юг по рекам весной и летом на ладьях, а зимой на санях с юга на север шли хорошо охраняемые караваны купцов. Купцы были людьми здравомыслящими, а потому предпочитали откупаться от половецких воинов товарами. Тем более, что у них было то, в чем половцы особенно нуждались. Более того, они стали нанимать половцев для охраны караванов.

Так, шаг за шагом, половецкие вожди выяснили, что на севере по берегам рек находятся деревни и города русских, которые занимались землепашеством, выращивая рожь, овес, разнообразные овощи, а на заливных лугах откармливали коров и лошадей, так же запасая сено на зиму. Лес давал им дикий мед, пушнину мясо диких животных. В болотах добывали железную руду, из которой выплавляли железо, из которого ремесленники делали оружие, а также разнообразный инструмент.

Соблазн совершать набеги на них был велик, тем более, что такие набеги среди кочевников считались делом благородным и даже полезным для поддержания боевого духа народа. К тому же, их пассионарность искала выхода. Но половцы не плавали по рекам. К тому же, лето они проводили в степях, где откармливался их скот. Зимой же собирались на зимних стойбищах, где особенно для воинственной молодежи нечем было заняться. А потому, как только реки замерзали, по ним, как по дорогам, половцы стали совершать набеги на поселения русских.

Русские князья вскоре почувствовали, что половцы – это реальная сила. Впрочем, русские города хотя и строились из дерева, в том числе крепостные стены, из камня возводились главным образом церкви, были неплохо укреплены. А так как у половцев не было орудий, с помощью которых они могли преодолеть эти укрепления, то объектами их набегов были главным образом деревни, жители которых как только узнавали, что движутся отряды половцев, стразу же стремились, захватив с собой самое ценное, укрыться за стенами городов, либо уйти подальше в леса, где у них были заранее приготовлены схроны. Князья ради предотвращения набегов не единожды объединяли свои силы для нанесения встречного удара по половцам. Иногда им удавалось предотвратить набег, но случалось, что и половцы наносили русским воинам серьезный урон.

Ситуация складывалась патовая: у русских не было намерения вторгаться надолго в степи, также как половцы не желали жить в лесах севера. А потому противостоящие стороны начинали вести переговоры, которые заканчивались заключением договоров, по которым русские князья и половецкие ханы могли объединять свои силы для удара по общим врагам. Ими могли быть как поляки на западе, так и булгары на востоке. Бывало, что половцы помогали князьям в череде междоусобной малых войн и стычек. В основе этих союзов могли лежать династические браки, когда русские князья женили своих сыновей на половецких княжнах, и наоборот, половецкие ханы брали в жены для своих сыновей дочерей русских князей.

С приходом к власти Владимира Мономаха у русских возникло желание покончить с половецкой опасностью. Наилучшим временем для этого была весна, когда во время паводка пороги на Днепре были затоплены, и можно было на судах объединенными силами внезапно ударить по основным становищам половцев. И все же даже великий и властный князь Владимир Мономах предпочитал договариваться на основе заключения брачных союзов. Так, своего сына Юрия он женил на дочери половецкого хана Аепы, другого сына Андрея – на внучке хана Тугоркана. В заключении брачных союзов не отставали и другие князья: с половецкими ханами породнились Святополк II и Святослав Олегович.

Династические браки были и в роду Александра Невского. Как уже упоминалось, его бабушкой была княгиня из рода половецкого хана Котяна Сутоевича, а его отец, князь Ярослав Всеволодович, в первом своем браке был женат на внучке хана Кончака, того самого, который в конце XII века пытался, предварительно объединив половецкие племена в пойме реки Дон, подчинить себе племена в пойме Днепра, правда безуспешно,.

Заметную роль во взаимоотношениях между русскими и половцами играли купцы. Весной в паводок на ладьях они спускались с севера на юг, чтобы, попав по Днепру в Понтийское (Черное) море, либо по Дону в Азовское море затем, держась западного побережья Черного моря, добраться до Византии. А зимой по замерзшим рекам с юга на север добирались до Новгорода и дальше на запад. А так как они отменно знали все пути и дороги, то половецкие ханы и русские князья могли нанимать их в качестве проводников. Отказаться купцы никак не моги, да и выгодным это для них было делом. Набег – это награбленное имущество, которое можно было скупить по бросовой цене. К тому же воины нуждались во многом: в разукрашенной упряжи, обуви и одежде, и, конечно, в оружии и доспехах. Так что «война кому беда, а кому мать родная».

Тесное общение, правда, не всегда безоблачное, половцев и русских привело к взаимному обогащению двух народов. Русские многое позаимствовали у половцев, а половцы у русских. Наиболее заметно это было в языковой сфере. Так, среди русских князей, особенно тех, кто породнился с половецкими ханами, владение языком половцев было нормой. Знали русский язык и половецкие ханы.

10. Ассимиляция по-монгольски

Как уже было отмечено раньше, в 1223 году в Великую степь Причерноморья вторглись монгольские войска. Русские князья и половецкие ханы попытались объединить свои силы, чтобы разгромить нового общего врага. Но 31 мая 1223 года в битве у реки Калка объединенное войско русских и половцев потерпело сокрушительное поражение.

Причин такого поражения было несколько. Несомненно, что монгольский этнос в сравнении с другими народами, находился на взлете своей пассионарности. Но главное, военная организация монгол превосходила все, с чем им приходило сталкиваться. За годы войны с Китаем монгольские полководцы смогли перенять стратегию ведения войны и управления войсками, выработанные китайскими полководцами за многие сотни лет до них. Кроме того, они заимствовали у китайцев опыт взятия крепостей с использованием осадных машин. Так что, когда в степи Причерноморья пришли монголы, для половцев наступили тяжелые времена.

Надо сказать, что не все гладко шло у монголов. Так, в начале 1224 года монгольское войско, основательно поредевшее после битвы с русскими и половцами при Калке, перешло в районе Самарской луки по льду замерзшей реки Итиль (Волга), где и было встречено войсками Волжской Булгарии. В этой битве монголам было нанесено ощутимый урон, заставивший уцелевшее небольшое количество их войск поспешно отступить.

Половцы и волжские булгары были, пожалуй, единственными тюркоговорящими народами, которые смоги оказать монголо-татарским войскам достойное сопротивление. Но силы были не равны. А так как половцы были кочевым народом, то их племенам пришлось выбирать: либо биться с монголами до полного уничтожения, либо покинуть Великую степь, либо подчиниться воле монгольских ханов. Так, впрочем, и получилось.

Когда половцы оказывали сопротивление монгольским войскам, их воинов, оказавшихся в плену, как, впрочем, воинов и других народов, продавали в рабство, в Малую Азию и в ту же Византию. Так получилось, что значительная часть плененных половецких воинов была продана в Египет, из которых местные султаны и эмиры для личной охраны составили отряды из рабов-воинов, которые после принятия ими ислама, выполняли роль личной охраны их властителей, известных как мамлюки.

Половецкие племена, жившие в пойме Днепра ушли на Запад в земли, где теперь находится нынешняя Венгрия (после переселения там они составляли по некоторым данным до 8% всего населения), а также на территорию нынешней Болгарии, входившую в состав Византии, где половецкие воины стали наемниками, присягнувшими императору. Племена, населявшие восточный край Великой степи, ушли в предгорья Кавказа, где составили основу возникших там этносов балкар, карачаевцев, кумыков. Были и такие, которые двигались по западному берегу Каспийского моря вплоть до Персии.

Племена, жившие в приграничных районах с русскими княжествами, с которыми у них были договора, смогли уйти на Север, тем более, что их ханы уже породнились с русскими князьями, и те никак не могли отказаться в защите своим ближайшим родственникам.

Значительная часть половецких племен никуда не пошла, согласившись с условиями, которые выставили монголы, благо, что эти условия были не слишком обременительны. Монгольские правители были людьми прагматичными. А так как численность самих монголов была относительно небольшой, а потребность в бойцах высокой, то их набирали из числа воинов племен, оказавшихся под их правлением. Так что, значительная часть половецких воинов уже на первой волне татаро-монгольского нашествия пополнила ряды монгольских войск, в котором они могли составлять до 70% от общей их численности.

Когда настало время хана Батыя, его войско в значительной мере уже вобрало в себя половцев, и не только в качестве рядовых воинов, но и из числа их бывших ханов. Эти половцы, не раз ходившие в набеги на русские княжества, повели зимой 1236 года войска хана Батыя по замерзшим рекам к русским городам. Этот набег отличало то, что войско монгол было несравненно более организованным и боеспособным, а главное, имело в своем арсенале стенобитные механизмы, способные сокрушать стены русских городов. Князья об этом узнали лишь тогда, когда армия монгол стала осаждать их города. Узнать-то узнали, но лишь тогда, когда было уже поздно. Монголам не нужны были поселения русских. Разграбив города и захватив богатую добычу, они их покинули, вернувшись в родные степи.

Особенностью процесса ассимиляции половцев монголами было то, что численность самих монголов, пришедших в Великую степь, была относительно небольшой, и это были, главным образом, воины, семьи которых находились в далекой Монголии. Жизнь без семьи и женщин для сильных молодых мужчин несносна. А потому, вскоре многие из монгол стали брать в жены дочерей половцев: монгольские правители — дочерей половецких ханов, а простые воины – дочерей таких же простых половцев.

Известно, что дети осваивают язык в первые годы жизни. Вот и получилось, что в монгольских семьях, в которых матерями были половчанки, дети с раннего возраста больше говорили на языке половцев, чем по-монгольски. Процесс этот происходил достаточно быстро, так что вскоре язык половцев, вобрав в себя многие элементы монгольского языка, стал основным языком в западном улусе Великой монгольский империи.

В дальнейшем половцы, как наиболее активная часть населения Золотой Орды, в наибольшей степени повлияли на процесс формирования тюркоязычных народов: башкир и татар в Поволжье, казахов, киргизов, узбеков в Средней Азии, крымчаков или крымских татар в Крыму, астраханских татар на Нижней Волге. В русских же княжествах из-за сильных различий в образе жизни речной и озерной культуры, оседлого образа жизни, которые были свойственны русским, ассимиляция половцев происходила со значительным преобладанием русского фактора. Здесь половцы как бы растворились в русском этносе.

При этом необходимо четко понимать, что, несмотря на все особенности процесса ассимиляции половцев, монголы крепко держали в своих руках рычаги управления в своей империи, а позже в Золотой Орде, подобно тому, как они это делали со всеми покоренными ими народами, будь это Китай, в котором монгольское правление длилось 150 лет, либо в Средней Азии.

Главной целью, к которой стремились монгольские правители, было создание надежных источников постоянно поступавших доходов в виде дани, которой облагались покоренные народы, а также в виде сборов с купеческих караванов. И чтобы эту цель достичь, им необходимо было договариваться с русским князьями. Языком, на котором возможно было вести с ними переговоры, был язык половцев.

11. Европейские дрязги и эмиссары в сутанах

Не надо, однако, думать, что в стане католиков было сплочение и единодушие. Напротив, все папские соборы и энциклики были связаны с неутихающими противоречиями, с борьбой за власть со светскими королями и князьями и с растущим разночтением христианского канона (ересями).

Распри раздражительного папы Григория IX с германцами достигли апогея к 1241 году в военном конфликте с королем Фридрихом II. Фридрих же затеял переписку с Батыем, подумывая о возможном союзе с ним. Но внезапно престарелый папа умирает. Выборы нового папы затянулись на два года, и в июне 1243 года папой Иннокентием IV был избран генуэзец Синибальд Фиеско. Взойдя на престол, хитрый и осторожный генуэзец тотчас начал разнообразные переговоры. В 1245 году в Лионе им был созван собор для обсуждения всяких опасностей: нашествия татар, сдачи Иерусалима неверным, еретичества, конфликта папы с германским императором, мешавший объединению усилий в Европе. На соборе Фридрих II подавляющим большинством голосов был отлучен от церкви, а также была объявлена священная война против монголов. В 1246 году на германский престол был избран папский ставленник, с которым не смирившийся Фридрих продолжил воевать до самой своей смерти в 1250 году. В этой обстановке Тевтонский Орден после событий 1240-1242 гг. уже не мог ни планировать сближения с демократическим Новгородом, отсекая его сговором от православной Руси, ни проводить больших военных операций против него. Ситуация на некоторое время, что называется, «зависла».

Меж тем, римская церковь старалась понадежнее выведать планы монгол через своих посланцев и миссионеров. Так, папский монах Плано Карпини с апреля 1245 года до осени 1247 года проезжал через Русскую землю в «Татарию» (т.е. в Орду), о чем оставил любопытные записки. Думается, однако, интересы его, простиравшиеся далее географических и этнографических, легли в виде доклада на стол папе. На российской части пути в Орду Карпини усердно убеждал русских князей и церковных иерархов перейти в католичество или, по крайней мере, под управление римского папы. Оценил он степень разорения Руси, где жителей стало мало. Киев был пепелищем, на котором расположилось не более 200 дворов. На Волге он хотел встретиться с Батыем, но тот его не принял. В Каракоруме он попал на курултай, утверждавший ханом Гуюка преемника почившего хана Угедея. Здесь он прожил четыре месяца и встретил до 4000 знатных людей их разных стран, в том числе, и русских князей. Его неприятно поразило то обстоятельство, что среди иностранцев первое место занимал Великий князь владимирский Ярослав Всеволодович и что папских послов Гуюк принимать не захотел. Более того, к ужасу иезуитов он узнал, что хан деятельно готовится к походу на Европу, притом Русь находится в союзе с ханом. Вернувшись, Карпини доложил папе, что похода монголо-азиатской рати для завоевания Европы следует ожидать ближайшие 18 лет.

Можно предположить, что только смерть Гуюка и переворот, совершенный Батыем, спасли Европу от планируемого нашествия, о чем, впрочем, ее властители уже не узнали.

Еще до Батыева нашествия на Русь в Европу пришли страшные вести с Ближнего Востока, где крестоносное рыцарство не первое десятилетие дралось с мусульманами, о приближении из мощной азиатской державы армии завоевателей-монголов. В 1231 году после разгрома хорезмийских войск монголы вышли на рубеж верхнего Тигра. К 1244 году остатки отрядов непокоренных хорезмийцев были вытеснены монголами из Месопотамии. Те двинулись в Египет и по дороге взяли Иерусалим и вместе с египтянами в октябре 1244 года, при Газе, разбили крестоносцев.

Почти одновременно с Карпини, доминиканские монахи Асцелин и Гишар прибыли 24 мая 1247 года в ближневосточную ставку монголов к нойону Байджу. За высказанное предложение принять подчинение папе римскому он их чуть не казнил. Позже, уже опять в Каракорум, с «посольством» от папы был направлен другой монах Андре Лонжюмо. Не поняв смысла посольства, с него просто потребовали дани, угрожая истреблением Франции. В 1251 году «послы» едва унесли оттуда ноги.

Итак, папа и европейские властители поняли, что обстоятельства переменились, и прежде чем решиться на завоевание Северной Руси, следует не один раз подумать.

12. В Каракорум и обратно

Можно только дивиться глубине мудрости и дипломатическому таланту молодого князя Александра, взвалившего на себя задачу не только обеспечить скорейший мир с монголами, но заручиться их поддержкой в случае возникающих угроз с Запада.

Князь Александр, скорее всего, не только владел языком половцев, но будучи человеком образованным, мог достаточно быстро овладеть письменностью, которая использовалась монголами при составлении документов и при переписке. Без этого умения было крайне сложно вести дела с монгольскими чиновниками и правителями. Знание Александром языка половцев позволило ему быстро овладеть языком моголов, что произвело благоприятное впечатление на хана Батыя. Впрочем, не меньшее впечатление мог произвести тот факт, что у Александра были родственные связи с половецким ханами. И, конечно, важным для хана Батыя было глубокое понимание Александром основ торгового дела, что делало его полезным для налаживания (восстановления) торговых связей монголов с купцами Новгорода и из ганзейских городов. К тому же, слава Александра как удачливого воина, также была зачтена ханом, значит князь был способен поддерживать порядок на подвластных монголам русских землях.

События, в которые был втянут Александр, нарастали как снежный ком.

В 1242 году столице монгольской империи Каракоруме, располагавшейся в центральной части нынешней Монголии, по приглашению великого хана Угедея находился отец Александра князь Ярослав Всеволодович. Там он получает грамоту на великое княжение на всей Руси. Но хан Угедей умирает, и в правящей верхушке потомков Чингисхана началась борьба за власть. Новым ханом избирается Гаюк.

30 сентября 1246 года князь Ярослав был отравлен по ложному доносу о якобы договоре, который князь намеревался заключить с римским папой Иннокентием IV против монголов. Следует отметить, что незадолго до этого в Золотой Орде за отказ пройти языческий обряд был убит князь Михаил Черниговский.

В конце 1246 года Александр и его брат Андрей, получили приглашение от хана Батыя прибыть к нему в Сарай-Бату на Нижней Волге. От такого приглашения отказаться нельзя было никак. Дорог среди дремучих лесов в то время не было. А так как русские города находились по берегам рек, то было всего два варианта: если это было зимой, когда реки были покрыты льдом, то лучше всего было ехать по руслам замерзших рек. Именно по этому пути армии монгол дошли до русских городов и разорили их. Но, как только реки освобождались ото льда, самым разумным было плыть на челнах на веслах и под парусами, на ночь причаливая к берегу. Это путь был значительно безопасней и удобней, чем путь посуху. Из Владимира по Клязьме и Оке до Волги и далее по ней до столицы Золотой Орды Сарай-Бату, расположившейся на левом берегу протока Волги Ахтубы. Так что можно со значительной долей уверенности предположить, что в дорогу сыновья покойного князя Ярослава отправились весной 1247 года и путь до Сарай-Бату проделали на челнах.

В Сарай-Бату братьям было предписано прибыть в Каракорум. Андрей отправился вперед, Александр же по настоянию хана Бату несколько задержался. Что поведал Батыю Александр и что Батый сказал Александру в своих беседах мы не знаем, но известно, что Батыю он понравился и что якобы тот сказал: «Правду говорили мне: нет князя, равного этому».

Это было время, когда положение «куратора» Руси Батыя пошатнулось и он искал союзников. В качестве версии, если взглянуть на дальнейший ход событий в западном улусе монгольской империи, то можно предположить, что скушенный в междоусобицами князь мог подсказать хану пути возможного отделения Батыевых завоеваний от центральных властей в Каракоруме в самостоятельное ханство и вызвался помочь ему в этом.

Путь от Сарай-Бату до Каракорума уже проходил по устроенному монголами тракту, на котором через каждые 50-60 километров были поставлены «ямы» (дзямы) со сменными лошадьми и жилищем где в виде группы юрт, а где и караван-сараев. В них можно было переночевать и переждать непогоду. Длина этого тракта составляла более 10 000 километров. Так что, можно подсчитать, что на этом тракте находилось от 180-200 «ям». На больших реках имелись переправы. Весь путь от Сарай-Бату до Каракорума занимал, в лучшем случае, около двух месяцев. В сложных погодных условиях его можно было преодолеть за три месяца. Следует отметить, что гонцы великого хана могли тот же путь пройти за три недели, получая в ямах свежих лошадей, преодолевая в день на двух лошадях до 300 километров.

Молодым князьям в Сарай-Бату были выданы дорожные «пайцзы» как гостям великого хана, так что сменных лошадей им выдавали быстро. Путь проходил через Среднюю Азию. Жизнь в ее городах и кишлаках, сильно порушенных монголами, постепенно восстанавливалась.

Когда Александр прибыл в Каракорум, который был в то время многолюдным полным жизни процветающим городом, он получил возможность ознакомиться с тем, как поставлена жизнь в монгольской империи. Ему было привычно общаться с купцами, которых было в Каракоруме множество. От них он мог узнать не только о торговых делах, но и о порядках, заведенных монголами в покоренных землях. Надо отметить, что среди монголов было много христиан несторианского толка, и в Каракоруме, а также, в Сарай-Бату были их церкви. Отличием несториан от православных и католиков состояло в том, что несториане считали, что Христос был пророком, а не богом, и что после его смерти Бог его воскресил и взял на небо.

Необходимо отметить, что в 1248 году ханом Батыем на княжестве во Владимире был утвержден князь Святослав, брат князя Ярослава Всеволодовича, умершего в Каракоруме. Но меньше, чем через год Святослав был отстранен от власти Михаилом Ярославичем Тверским. В поисках правды он отправился в хану Батыю. Но судьба ему не благоволила.

Великим ханом Гаюк пробыл совсем недолго. После его смерти власть оказалась в руках его вдовы Огуль-Гаймыш. По ее решению во исполнение завещания умершего в Каракоруме Ярослава Всеволодовича грамоты (ярлыки) на княжение на Руси получили его сыновья: Андрей на княжение во Владимире, Александр — в Киеве.

В конце 1249 года возвращались братья той же дорогой. Снова нескончаемые перегоны между «ямами». После прибытия из Каракорума в Сарай-Бату Александр некоторое время был гостем у хана Батыя. Там он познакомился с сыном хана Сартаком. Вместе с ним Александр побывал в Хаджи-Тархане (ныне – Астрахань), где был устроена зимняя ставка (резиденция) хана. Сартак, по некоторым свидетельствам, был христианином несторианского толка, и в Хаджи-Тархане была поставлена церковь.

Дождавшись, когда на реке образовался прочный лед, братья отправились в обратный путь: Андрей во Владимир, Александр же не в Киев, где ему было назначено княжить, а в Новгород. Все путешествие в Монголию у Ярославичей заняло четыре года, почти год из которых они провели в пути.

В 1251 году Александр вновь отправился в Орду к хану Батыю. Это произошло после того, как в борьбе за власть в Каракоруме победу одержал при поддержке хана Батыя его союзник хан Мунке. В Сарай-Бату Александр встретился с Сартаком, с которым настолько стал дружен, что они побратались. Это означало, что после этого Александр мог считаться приемным сыном великого хана.

13. Союз ради единства

Тем временем, прокатолические настроения некоторых русских князей, склоняющихся, в результате активной деятельности папских легатов к союзу с папой, вынуждают митрополита Кирилла в 1249 году бежать из Киева в Новгород, а затем и перенести митрополичью резиденцию во Владимир. В результате, Владимир становится основным центром православия на Руси.

В 1251 году князь Даниил согласился принять королевский титул от папы на условиях помощи против татар. Легаты папы римского при участии князя Даниила Галицкого смущают владимирского князя Андрея на войну с монголами. С их подачи он обвиняет Александра в потворстве безбожным татарам и в измене христианской Руси. Отряды князя Андрея нападают на Переяславль-Залесский. В случае успеха галицкие князья вместе с Орденом уже были готовы вмешаться в события. Опять, как и в 1240 году, кризис, и судьба Руси вновь висит на волоске.

В этой ситуации на сторону Александра встала православная церковь: Митрополит Кирилл проклял Андрея и запретил народу под страхом отлучения обнажать меч против Александра. Меж тем, Римский папа рассылал грамоты с требованиями объединения христиан под его властью. Получил ее и Александр. Решение его было незамедлительным, вместе с митрополитом (!) он едет в Орду за помощью.

В начале июня 1252 года войска Александра, совместно с ордынцами Олексы Неврюя, данными Батыем князю в помощь, сошлись на берегах Клязьмы с ратью Андрея. Андрей был разбит и бежал через Новгород(!) в … Швецию. Теперь Александр стал великим князем Владимирским.

Последующие четыре года князь Александр не один раз побывал в Сарай-Бату. Он сдружился с Сартаком, наследным сыном Батыя, и настолько пользовался расположением великого хана, что тот часто приглашал «повелителя всея Руси» в разбор ордынских дел.

Батый умер в 1256 г., завещая преемникам «чтить и любить Невского отца и брата вместо». Наследник Батыя, его сын Сартак, в Каракоруме получил подтверждения его прав на место хана в Золотой Орде. Казалось бы, судьба благоволила князю. Но на обратном пути Сартак скоропостижно умирает.

Ханом в Золотой Орде становится брат Батыя Берке. По совету ближайших ему людей из числа ордынских мусульман, ведавших торговыми делами, он принимает ислам. Решение это было скорее политическим, чем религиозным. Хану нужны были союзники и помощники в государственных делах, и таких помощников он нашел среди образованных мусульман, которые помогли в деле налаживания торговых связей, ведения хозяйства. Новообращенный мусульманин, добиваясь абсолютной власти, был жесток. Им были устранены все, кто хоть чем-то мог угрожать его власти. Установление новой для монгол религии для этого было хорошим поводом. Гонениям были подвергнуты и христиане-несторианцы. Но этим все и ограничилось. Столица Золотой Орды получила новое название Сарай-Берке. Позже она была перенесена на новое место выше по течению на левом берегу Волги (недалеко от нынешнего Волгограда).

Хан Берке отнесся к князю Александру благожелательно. Скорее всего, это произошло не столько из-за того, что тот пользовался большим доверием у Батыя, сколько Берке посчитал, что именно этот князь наилучшим образом способен обеспечить его интересы в русских землях. Этому мог способствовать и дипломатический талант князя.

Вскоре, это подтвердилось. Князю Александру удалось договориться с ханом Берке об оказании монголами помощи в случае нападения на новгородские и псковские земли литовцев и немцев. Но, когда от новгородцев потребовали определиться с величиной налога за оказание этой помощи, они взбунтовались, мол, за что платить, мы и так справимся. Князю Александру стоило больших усилий, чтобы силами своего небольшого отряда не допустить расправы над монгольскими послами. К чему это могло привести, он хорошо знал, когда по пути в Каракорум он проезжал через города на Сыр-Дарье, разрушенные Чингисханом за убийство его послов. Бунт он подавил жестко, почти также, как поступил бы на его месте сам хан Берке, ограничившись, правда, расправой над его зачинщиками.

В отличие от некоторых русских князей, Александр не был своенравным человеком, видевшим в монголах дикарей, силой захвативших и разграбивших Русь. Выказанные Александром уважительное отношение к правителям монголов, его готовность быть полезным в деле налаживания жизни на русских землях с учетом интересов и выгоды монгольских властей, произвели благоприятное впечатление на хана Батыя а позже на его приемника хана Берке. И это при том, что отец Александра умер, возможно, не своей смертью в Каракоруме, а сын его, скорбя о смерти отца, стал продолжать то дело, ради которого отправился в столь дальний путь его отец.

Уже в 1261 году стараниями Александра Невского с одобрения хана Берке в новой столице Золотой Орды было открыто подворье во главе православным епископом Сарским. По сути, это была дипломатическая миссия, так как епископ считался представителем всех русских княжеств в Золотой Орде. Не единожды при возникновении конфликтов между князьями для их разрешения хан направлял своего представителя, а вместе с ним и сарского епископа, что почти всегда вело к улаживанию даже самых сложных вопросов, чему, конечно, способствовало наличие у монголов военной силы.

14. Византия вновь православная

Говоря о глубоком православии Александра Ярославовича, следует указать на то, что во многом благодаря его «челночной» дипломатии, воины армий Ногая и Хулагу-хана выступили на стороне православных. Так произошло и тогда, когда монголы помогли Михаилу Палеологу разгромить войска Латинской империи, образованной на месте Византии. В результате, в июле 1261 года католики были изгнаны из Константинополя, и он вновь стал православной столицей. Напрасно Балдуин II умолял Запад о помощи, помощь не пришла. Михаил Палеолог был коронован православным патриархом, и он выдал замуж за Ногая свою побочную дочь Евпраксинью.

Лелеемая римскими папами мечта создать на месте православных государств Латино-греческую христианскую империю окончательно умерла. На торжество встречи победителей в Сарае прибыли Александр и митрополит Кирилл. Более года прожил Александр Ярославич в Золотой Орде, ставшей теперь, не без мудрых советов князя, не одним из многих монгольских улусов, а независимым ханством. Россия и Орда перешли от враждебных отношений к союзническим, почти дружественным. Точнее, можно было бы сказать, что Россия стала вассалом Орды, не потеряв религиозной, экономической и, в значительной степени, политической самостоятельности. В этом союзе был не только залог спасения России, но и ясное проявление ее нового качества — евразийского характера рождающегося Российского государства.

15. Смерть по дороге домой

В 1262 году во Владимире, Переяславле, Ростове, Суздале и Ярославле были убиты откупщики дани, направленные из Орды. Одновременно хан Берке потребовал участия русских войск в военных действиях в связи с угрозой нападения на Орду со стороны персов. И вновь, чтобы отвести угрозу карательных акций, Александр Невский отправляется в Сарай-Берке. Это ему удалось.

Была у князя Александра и другая забота. В 1260 году князь литовский Мидвог, до этого принявший католичество, рвет все отношения с крестоносцами и католической церковью и возвращается в православие. Возможно, что это решение было принято им не без влияния князя Александра. Во всяком случае, уже в 1262 году князья заключают союз, направленный против крестоносцев, в соответствии с которым они обязались осуществить поход против крестоносцев, заручившись поддержкой войск хана Берке. Этому плану, к сожалению, не удалось осуществиться.

Осенью 1263 года Александр Ярославович заболев, решил как можно быстрее вернуться на родину. Несмотря на уговоры хана Берке, в конце октября, как только наступили первые морозы, он отправился в путь. По дороге домой ему стало совсем плохо, и он остановился в монастыре ……в Городце. Там он принял схиму, получив церковное имя Алексей. Вскоре он умер. Произошло это 14 ноября (28 ноября по ст. ст.) 1263 года. Тело его было привезено для похорон во Владимир.

Узнав скорбную весть, его соратник, митрополит Кирилл объявил: «Дети мои милые! Знайте, что зашло Солнце земли Русской!». И как сообщает летопись, все заплакали в ответ: «Уже помираем!». Похоронили князя 23 ноября (7 декабря по ст. ст.) во Владимире, в Рождественском монастыре.

Надо сказать, что вскоре после кончины Александра Невского, из жизни ушел и его союзник в борьбе с крестоносцами литовский князь Мидвог.

16. Историческая заслуга

Итак, непосредственно вслед за нападением монголов на Русь, объединенная католическая Европа пытается осмыслить сразу три вопроса. Первый — степень опасности нападения монголов на Европу. Второй — возможность в этих условиях захвата северных территорий Руси. Третий – согласованные усилия в поиске возможности договориться с монголами о союзе или о каком-то их невмешательстве в европейские дела.

По всем этим направлениям сведения, полученные из разных источников, свидетельствовали, во-первых, что угроза нападения монголов реальная, а их сила для европейцев почти неодолимая. Во-вторых, ни на какие союзнические или договорные отношения с папистами, как с равными партнерами, монголы не идут и отношения с ними остаются для католиков враждебными. И в-третьих, Северной Руси удалось наладить с монголами вассальные, почти союзные отношения. Исходя из этих обстоятельств, все попытки повлиять силой на этот союз закончатся, скорее всего, сокрушительным и ужасным поражением военного похода, с утратой не только ранее завоеванных позиций, но и угрозой для установившихся порядков в Европе в целом. К этим окончательно определенным для себя выводам в 1250-1260 годы, наверняка, пришла папская администрация, и в новых рекомендациях для стран Северной Европы ею было предложено в ближайшем будущем воздерживаться от серьезных военных действий против Руси.

С другой стороны, князь Александр не имел возможности создать вооруженные силы, способные добиться объединение русских земель в едином государстве. Монголы зорко следили за тем, чтобы таких войск не появлялось, и, в случае чего, жестоко карали за такие попытки. Но Александр смог подготовить, как сегодня бы сказали, отряды спецназа, способные малыми силами добиваться многого. Это делалось им под видом создания полицейских сил, обеспечивавших безопасность на торговых путях.

По образцу монгольских станций-ям по торговым путям на берегах рек и на волоках, были обустроены пункты для отдыха и ночлега, ставшие основой для возникновения множества новых городов. Такие станции-ямы создавались также на дорогах между городами.

Эта деятельность благосклонно воспринималась монголами, так как способствовала торговле, которая была одним из основных источников их обогащения. В этих начинаниях Александр всегда находил поддержку у священников: там, где возникало даже малое поселение, сразу же ставилась часовня, а то и церковь. Торговля шла по единым правилам, установленным монголами на всей территории их империи и в подвластных империи землях. В случае русских земель контроль над исполнением правил ведения торговли был возложен на князя, и он строго следил за этим. Но в остальном нормы права, по которым была устроена жизнь в русских землях, основывались на православной вере, а не на Ясе Чингисхана.

Когда уже после смерти князя Александра единая власть в Золотой Орде стала распадаться, эта единая система правил торговли, организации торговых путей, обеспечения безопасности на них, возникшая стараниями Александра, позволила буквально за два-три десятилетия создать в России единое государство с общими для всех правилами ведения торговых дел, сбора податей, полицейского надзора за порядком и почтовой службой. В Европе на создание единых государств уходили столетия. Пример – та же Германия (и не только она), долгое время существовавшая в виде множества мелких государств, и только после появления Единого торгового кодекса, введенного Наполеоном, (прообраз Гражданского кодекса), усилиями Бисмарка ставшая единым государством.

Тень Александра, в виде монгольского прикрытия, продолжала охранять Русь и после его смерти. В 1268 году после поражения немцев и датчан в битве с новгородцами под Раквере (Эстония), католические союзники собрали большое войско из рыцарей Европы и решили ударить по Новгороду. В Новгород тут же по договору с Ордой явился отряд из 500 всадников. Узнав об этом, немцы тотчас отказались от своих планов, «замиришися по всей воле новгородской, зело бо бояхуся имени татарского». Надежное прикрытие распространилось на всю Северную Россию, при этом она сохраняла идеологическую и политическую самостоятельность.

17. Святой защитник Земли Русской

В 1723 году, через 460 лет после смерти Александра Невского, император Петр I перенес останки князя в свою новую столицу в Александро-Невскую Лавру. Сейчас мощи Святого благоверного князя Александра Невского хранятся безвыездно в Санкт-Петербурге.

Наши предки были весьма серьезны и ответственны и, чувствуя приближение смерти, обстоятельно завершали свои земные дела. Они отдавали последние распоряжения всякий раз, когда предвидели смертельную опасность или шли на битву, а близкие выполняли их последнюю волю. Завещая похоронить себя во Владимире, Александр, принявший перед смертью схиму под именем Алексия, был уверен, что его последняя воля будет исполнена. Но так случилось, что и после своей смерти князь-странник продолжал служить своей Отчизне вдалеке от своей могилы, как ранее, не по своей воле, он подолгу жил в Орде. Уже в годы Великой Отечественной войны мощи святого князя, остававшиеся в осажденном Ленинграде, давали силу его защитникам в течение 600 дней преодолеть страшные беды блокады и, в конце концов, разгромить наследников рыцарей немецкого тевтонского ордена.

Вспомним Пушкина, который писал в одном из стихотворений, что хотел бы лежать в своем поместье, поближе к «милому приделу» и к «отеческим гробам». Похоронили Пушкина в его поместье, а не в Питере, где он учился, жил, прославился и погиб. Возможно, что у Петра I еще были основания для переноса мощей святого князя из стольного Владимира в новую столицу империи, построенную недалеко от места его первого подвига, давшего ему его второе имя.

В 2001 году в этой статье было высказано пожелание, чтобы мощам Святого благоверного князя Александра Невского могли поклониться во Владимире и других городах России. Это пожелание как будто было услышано, и в 2007 году мощам святого в течение целого месяца смогли поклониться православные в Москве, Калининграде, Риге, Пскове, Новгороде, Ярославле, Владимире, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге. Это всенародное паломничество может стать традицией, продолжающей великое служение Александра Невского православной вере и земле Русской.

Петр Алексеевич Император Всея Руси после того, как по его повелению мощи Святого благоверного князя были перенесены в Санкт-Петербург, принял решение учредить в назидание потомкам в его честь один из высших орденов Российской империи Орден Святого Александра Невского. Но скорая кончина императора не позволила осуществить на деле это решение. Его супруга, ставшая Императрицей Екатериной I, осуществила это намерение покойного супруга и в 1725 году ее указом был учрежден Орден Святого Александра Невского с девизом «За труды и Отечество».

В царствование императора Павла I по его инициативе было произведено упорядочивание государственных наград. Первым по значимости стал Орден апостола Андрея Первозванного. Орден Святого Александра Невского стал третьим. В дополнению к ордену полагалась поначалу вышитая серебром, а позже серебряная звезда с княжеской короной и именем Александра в виде вензеля, а также круговым девизом «За труды и Отечество».

Упраздненный сразу после революции в числе всех государственных наград, Во время Великой Отечественной войны Орден Александра Невского пережил свое новое рождение. 29 июля 1942 году в самый разгар великой битвы был вновь учрежден.

После распада Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 02.03.1992 N 2424-1 Орден Александра Невского был сохранен в качестве государственной награды России.

В 2010 году Ордену Александра Невского был возвращен прежний его вид.

Знак ордена представляет собой позолоченный четырёхконечный прямой крест, покрытый рубиновой эмалью, с изображениями двуглавого орла между концами креста, в центре креста круглый медальоном с выполненной цветными эмалями конной фигурой князя Александра Невского. На оборотной стороне девиз ордена: «ЗА ТРУДЫ И ОТЕЧЕСТВО».

Послесловие

История записывает в итоги жизни Святого благоверного Князя не столько победы над шведами или Тевтонским Орденом и даже не спасение переговорами Северной Руси от монгольского нашествия, а также ее разгрома объединенными силами католической Европы. При внимательном рассмотрении всех событий того времени перед нами вырастает фигура всемирного масштаба, способная очень искусно решать вопросы большой геополитики и определять соотношение сил на целые века. Размах стратегического мышления, выдающаяся тонкость тактических действий, наряду с талантом полководца, разительно отличают Александра Невского не только от тогдашних удельных князей, но и поднимают его над деяниями Владимира Мономаха, подвигом Дмитрия Донского. Практически его деяниями были уравновешены и остановлены враждебные России экспансии мира монголов и латинского мира. Более того, было сохранено не только русское православие, но и почти в прежних пределах возвращены границы православного мира. Были восстановлены и укреплены дружеские связи Руси и Византии, обусловившие в дальнейшем преимущественную преемственность России как гаранта православной культуры, вплоть до геральдических регалий.

Практически с этого момента окончательно совершился переход от Руси к России, было положено начало политическому объединению княжеств под центральной властью «владимирского» образца на основе православной соборности, тем самым определена дорога в будущее Великой России. Что касается новгородского демократического веча торговых людей, то оно показало себя не способным даже к защите своих собственных интересов, не говоря уже об интересах государственных и национальных. Не раз Александр Ярославич за время своего княжения в Новгороде пытался опереться на новгородцев, но те чуть не провалили все дело.

В итоге Россия заняла осознанную евразийскую позицию. То, что в дальнейшем центром России стала соседняя Москва, а не Владимир, является частным, несущественным фактом, так как по образу правления Москва была сестрой Владимира. Собственно, даже уступив первенство Москве, Владимир еще в течение долгих десятилетий сохранял славу «стольного града». До середины XV века московские князья получали звание «Великих» обрядом, проводившемся в Успенском соборе во Владимире.

Осознание роли Александра Ярославовича для судьбы России проходило постепенно. Для новгородцев Александр был «Храбрым». Потом уже для России он стал «Невским». Православная церковь, признав величие духовного подвига Александра, причислило его к лику святых, канонизировав как «Святого благоверного князя».

Пример политических решений Александра Невского может быть полезен нам как во внешней политике, так и во внутренней. Для контраста показателен пример Новгорода, своей непоследовательностью не раз демонстрировавший, что не следует переоценивать достоинства демократии. Еще ни один философ в мире не признал властные принципы, согласно которым предпочтение отдается мнению большинства, не только совершенными, но часто даже полезными, особенно при принятии важных решений. В критических ситуациях нужны последовательные устойчивые волевые решения, присущие централизованной власти. Как показывает мировая история, формально трактуемые демократические процедуры на это не способны. Впрочем, абсолютизация централизованной власти, отрицающей соборность как основу демократии, достаточно быстро может привести к ее вырождению в деспотию с полной утратой связи с народом, который только и может быть единственным источником самой власти.

Сейчас Россия, только-только пережив новую смуту, опять вынуждена бороться за свою целостность и независимость. Значит, снова значительно больший успех может принести взвешенная мудрая политика, а не усобицы или конфронтации. Да будет пример Святого благоверного князя Александра Невского всем нам, как его потомкам, на пользу!

Вложения

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *