Что такое Евразийство?

Что такое Евразийство?

Евразийство – одно их самых востребованных идей на постсоветских пространствах СНГ. Не везде одинаково… Для коренной славянской Руси евразийство не слишком актуально. В средней полосе России и говорить о евразийстве неприлично, там коммунизм до сих пор борется то с либерализмом, то с православным фундаментализмом.

На Украине и Белоруссии смешно и упоминать, что украинцы и белорусы – евразийцы. Засмеют.

В Петербурге и Москве евразийство тоже не особо владеет умами. Так, легкий ветерок, одна из многих экзотических «восточных» идеологий России.

А вот к востоку от Москвы, в районах расселения тюркских народов, в Казахстане и Средней Азии – картина иная. Здесь евразийство в чести, и Лев Гумилев – его отец-основатель. Быть евразийцем и почитать Гумилева в Татарстане – значит, принимать участие в политической и духовной жизни своей страны.

Университет в Астане так и называется: Евразийский университет, имени Гумилева…. Лишь очень немногие крупные университеты носят имена даже самых знаменитых ученых. Московский университет имени Ломоносова… Берлинский университет имени Гумбольдта… Имя Гумилева оказывается в том же ряду. Высшая честь, какой может удостоиться ученый.

Евразийские идеи неоднократно провозглашали ведущие политики тюркоязычных стран СНГ, осколков бывшего СССР: Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, Аскар Аскаров……. . Вот только неясно – а узнали бы отцы-основатели свое собственное учение, пропущенное через мозги и уста Назарбаева?

Идеи Отцов-основателей

1. Первая и самая главная из евразийских идей: идея географической обособленности «континента Евразии». По мнению евразийцев, в глубинах континента Евразия на отдалении от океанов, господствует примерно один и тот же климат, система ландшафтов, природные условия. От Северного Китая до Руси простирается единое месторазвитие: то есть территория со сходными природными условиями и условиями жизни человека.

2. Все народы, развивавшиеся в Евразии, близки друг к другу по своей психологии, поведению, культуре. Они обладают общностью, которую К. Ясперс и другие немецкие ученые назвали бы, вероятно, «родственным менталитетом». Н.Я. Данилевский и О.Шпенглер назвали бы общность, о которой говорили евразийцы, «цивилизацией» или «кругом развития».
Другие цивилизации – Индия, Китай, мусульманский мир, Европа – враждебны Евразии, а если и не враждебны, то совершенно чужды на ментальном уровне.

Любая попытка перестроить жизнь евразийцев по рецептам любой другой цивилизации органически чужда евразийцам и неизменно должна быть ими отторгнута.

3. Народы Евразии – «особая многородная нация и в качестве таковой обладающая своим национализмом», и для этой нации естественно жить в общем государстве.

Причем «национальным субстратом того государства, которое прежде называлось Российской империй, а теперь называется СССР, может быть только вся совокупность народов, населяющих это государство».

4. Особую роль для народов Евразии сыграла Великая Степь. Именно по ней народы, идеи и религии могли продвигаться в широтном направлении.

Из этих далеко идущих теоретических постулатов делались еще и другие, более практические (но тоже очень далеко идущие):

1. Для истории России особую роль сыграли степные народы, в особенности татары. Европеизация России – великое зло, потому что европейская цивилизация чужда и враждебна евразийцам, а вот ассимиляция и аккультурация с татарами – великое благо, потому что и те и другие – евразийцы.

2. Государство Российское создали вовсе не киевские князья, и уж тем более не ужасные варяги из Новгорода и Старой Ладоги – зловещие носители губительного европеизма.

Россию создали московские князья, потом цари. Причем Москва долгое время была улусом Джучи-хана и Бату-хана. Этот улус окреп, и в результате столица этого улуса перекочевала из Сарая в Москву – только-то!

«Московский ханат» [103. С.8]– естественный наследник Золотой Орды, и по мере роста территории этого “ханата” Золотая Орда возрождалась под другим названием, сохраняя ее политический строй.

Чингисхан и его наследники первыми собрали Евразию в единое государство. Московские князья-ханы шли по стопам предшественников. Политический строй империи Чингисхана и Московии – вот нормальное сосояние евразийского государства.

3. Православие – духовная сила, позволяющая сплотить не только Россию, но и все народы Евразии. Мусульман, язычников и буддистов они объявляли своего рода “стихийными православными”, которые исповедуют принципиально те же истины, только в другой форме. Якобы все народы Евразии имеют сходные системы ценностей, которые только проявляются в разных формах. А суть одна.

Православие евразийцы объявили “единственно верным” выражением христианства и единственной подлинно вселенской религией, которой дана полнота религиозной Истины в последней и непререкаемой инстанции. Православие (с точки зрения евразийцев) хочет, чтобы “весь мир сам из себя стал православным”.

4. Европеизация Руси-России после Петра – чудовищная ошибка, если не преступление. А вот октябрьский переворот 1917 года, который отторг Россию от Европы – чудовищное, но совершенно естественное событие. Оно поставило точку в попытках сделать Россию частью Европы и вернуло (или начало возвращать) Россию на ее истинный, евразийский путь.

5. В советском строе есть много евразийских черт:

– Власть партии единомышленников, как естественная власть для Евразии;

– Подчинение “идее” всей вообще политической общественной культурной, даже хозяйственной жизни;

– Идея поглощения личности человека “соборной личностью” своего сословия, народа, религии, наконец, государства;

– Идеологизация и политизация всех сторон жизни общества;

– Отрицание универсального характера европейского общества;

– Отрицание европейского компонента в самой русской культуре и истории;

– Абсолютизация власти как таковой.

Стоит ли удивляться, что советская власть и советское государство вовсе не казались евразийцам чем-то уж совершенно чужим? Очень не случайно эмиграция прозвала евразийцев «православными большевиками».

В общем, исходные идеи П.Н. Савицкого, Г.В. Вернадского и П.Н, Трубецкого – это причудливая смесь антиевропеизма, идей партийной власти, утверждения равенства русских и тюрок, и одновременно – набор вполне колонизаторских идей. Одна роль православия как вселенской религии чего стоит!

Идеология и реальность

И в эмиграции, и в СССР мнение об евразийцах было вполне однозначным: еще одна группка, три с половиной интеллигента, которые придумали собственную идеологию. Но таких групп и группочек в эмиграции были сотни, и следа от них не осталось никакого. Евразийцы же сумели ткнуть пальцем в очень сложную и крайне значимую проблему России.

К югу от Древней Руси кочевали, пасли стада, распахивали степи под посевы, строили города сарматы, печенеги, потом половцы. Степным коридором на запад через Южнорусские степи проносились гунны, авары, болгары, венгры.

Роль всех этих народов, особенно тюркских, никогда не считалась особенно значительной и важной: ни у историков 18-19 веков, ни в советское время. Дикари, которые жгли города и уводили пленных – только то, и нечего их изучать. Было, конечно, вовсе не одно насилие и войны – но замечать этого не полагалось.

Трудно найти что-то хорошее в нашествии Бату-хана и других ханов Золотой Орды. Но ведь и в эту эпоху была не одна резня, а какой-то культурный обмен между Русью и народами Великой Степи.

В 18-19 веках Российская империя усилилась, покорила степь, вышла к Черному морю, завоевала Кавказ, Казахстан и Сибирь. Потомки печенегов, половцев, бродников торков, булгаров, татар, стали подданными Государства Российского. Империя почти не замечала их, не видела в них нечто важное. Так, некие туземцы, подлежащие перевоспитанию. Но к концу 19, началу 20 века тюркские народы развились настолько, что начали играть все более самостоятельную роль в политической жизни Государства Российского. И встал вопрос – кто же мы друг другу, славяне и тюрки, земледельцы и степняки?

В начале 20 века тюркские мусульманские народы властно заявили о себе, как о субъекте политики государства российского. Во всех Думах, от I до IV, была мусульманская фракция. В 1917 году, не успела развалиться Российская империя, как возник Совет мусульман Крыма, а в Красной армии возникли мусульманские полки и даже дивизии.

В самой России тоже все чаще задавали вопрос – а кто они нам, степняки-тюрки? Один из возможных ответов звучал так: они нам братья. А. Блок в своих «скифах» прямо заявлял, что русские – это «скифы, азиаты с раскосыми и жадными глазами». В.Соловьев написал стихи, названия которых говорят обо всем: «Исход к востоку», и «Панмонголизм». Похоже, что и не будь революции, это новое отношение к восточным народам проявилось бы в политике. В программах политических партий, движений, направлений. Но в 1917 году Россия обрушилась в пропасть, и новое движение появилось уже в эмиграции, как рефлексия на былое.

В СССР совершенно точно знали, кто друг другу тюрки и славяне – их трудящиеся друг другу друзья и братья, они вместе строят социализм. Решение оказалось неверным. И как только советская идеология начала напоминать прохудившуюся автомобильную покрышку, евразийство опять сделалось востребованным. Ведь вопрос о том, кто мы друг другу, остался.

Монголы и татары

У евразийцев получалось так, будто казанские и крымские татары тождественны и друг другу и монголам Чингис-Хана. Но это попросту неверно. Более того – первых жертв монгольского нашествия сделали его организаторами.

Эпоха монгольского нашествия началась с 1227 и завершилась в середине 14 века. Но хотя она длилась недолго, события этого времени очень важны для всей дальнейшей истории Руси.

В источниках того времени завоевателей называли и монголами, и татарами. Ученые историки 19-20 веков стали говорить о «монголо-татарах». Получилось так, что все народы, которые называют себя татарами, считались потомками завоевателей 13-14 веков. Московия 15-17 веков Российская империя 18-19 веков воевала со всеми «татарами», как с наследниками Золотой Орды. И войско Ивана Грозного, в 16 веке вступавшее в Казань, и русские войска, шедшие через Сибирь в 17 веке, и армия Российской империи, в 18 веке покончившая с независимостью Крыма, в представлении русского общества делали одно и то же дело. Все они как бы продолжали начатое на Куликовом поле.

В царской России татарами называли вообще всех мусульман, особенно говорящих на тюркских языках. В своих рассказах о войнах на Кавказе Лев Николаевич Толстой называет «татарами» даже чеченцев. Русские старики еще в 1970-е годы по привычке называли татарами азербайджанцев и узбеков.

На самом деле монголы и татары – народы совершенно разного происхождения. Они говорят на языках, которые отличаются друг от друга не меньше, чем русский от финского.

Когда-то Чингис-хан велел называть татарами всю тюркоязычную часть своего войска. Он сам же велел истребить тюркоязычное племя татар, но всех других людей, говорящих по тюркски, называл тоже татарами.

В войсках монголов большая часть воинов говорила по-тюркски.

В Великой Степи все завоеванные всегда называли себя по имени завоевателей. Так и завоеванные тюрками-огузами подданные Византии стали назвать самих себя тюрками-турками.

После завоеваний Чингис-хана появилось множество народов, называвших себя татарами. У этих народов мало общего. Крымские татары, сибирские татары и казанские (поволжские) татары имеют разных предков, разную историю. Они сильно отличаются по своему характеру и поведению.

В любом случае они не имеют ничего общего с завоевателями, которые принесли Руси столько горя и крови.

Наследники тюрок

Тюркоязычное племя болгаров считало, что их предки пришли в Причерноморье вместе с гуннами. После 630 года они захватили почти все Причерноморье. Разрушенную гуннами Фанагорию на Таманском полуострове болгары отстроили и сделали столицей своего государства.

По легенде, хан Кубрат брал клятву со своих пяти сыновей – быть вместе, не ссориться. Конечно же, сыновья не сдержали своих клятв. Уже в 650-е годы Великая Болгария развалилась.

Один из сыновей хана Кубрата, Аспарух, увел свою орду на берега Дуная. Здесь, покорив славянские племена, в 681 году Аспарух создал новое государство: Дунайскую Болгарию. Византийский император Константин IV Погонат пытался воевать с болгарами, проиграл войну и обязался платить им дань. Новый византийский император присвоил сыну Аспархуа титул кесаря. После очередной войны с болгарами, в 716 году установили границу.

Созданное Аспарухом государство существует до сих пор: Болгария. Южная граница Болгарии проходит почти по линии 716 года. Славяне ассимилировали тюркоязычных болгар довольно быстро, веку к 10.

В Поволжье болгары покорились хазарам, и уходили на север, проникая до слияния Волги и Камы. В результате всех переселений булгары оказывались в северной, холодной для них лесостепи. Переселенцы переходили к оседлому образу жизни. Скотоводство по-прежнему играло в хозяйстве большую роль, но земледелие становилось все важнее.

На территории Татарстана к земледелию переходили уже носители археологической волосовской культуры медно-каменного века, в третьем – начале второго тысячелетия до Рождества Христова.

Носители приказанской археологической культуры бронзового века 16-8 вв. до Р.Х. уже определенно были земледельцами.

В 6-7 вв. в нем появились носители новой археологической культуры – назвали ее именьковской по названию села Именьково, где сделаны первые находки. Они обрабатывали землю с помощью плуга, и при том пахали на лошади. Они имели высокоразвитое ремесло, и торговали с народами Средней Азии и Казахстана.

По Волге и Каме шли водные торговые пути. Путь «из варяг в арабы» вел через Москву-реку по Оке и Волге до Каспия. Слияние Камы и Волги не менее важное место для торговли, чем Древний Киев или Смоленск.

Тюрки-болгары смешивались с местным финно-угорским, а может быть, и славянским населением. Они заложили основу новой народности: булгар или болгар. Самые развитые и культурные люди в этих местах, они дали название и язык новому этносу.

Булгарский эмират

Новый народ во многом обогнал восточных славян. У славян племенное деление сказывалось до 14 века. У булгар оно исчезло ко второй половине 10 века. Названия племен: суваров, барсилов, баранджиров, эсегелов, баранджиров, навсегда исчезают из летописей.

На Руси языческие имена были даже у внуков крестителя страны. В Булгаре языческое имя носил только первый эмир Алмуш: до времени, когда принял ислам. Первый эмир (эльтебер) Великого Булгара Алмуш стал называться мусульманским именем Джафар ибн Абдулла. В 920 году он послал посла Абдаллаха в Багдад, к калифу Муктадиру.

В 922 году калиф послал ответное посольство в Булгар. Ислам официально стал государственной религией Булгара.

На Руси князья очень поздно стали чеканить монету. До 14 века в качестве платежного средства ходили шкурки куниц и белок. А само слово «рубль» прямо происходит от слова «рубить». Отрубленный кусок медной или серебряной проволоки.

В русском языке есть названия монет, прямо восходящих к тюркским названию «алтын» – золотой. Еще в середине 20 века вполне можно было назвать 15 копеек старинным словом «пятиалтынный». И все понимали, что это такое.

В Булгаре раньше перешли от подсечно-огневого земледелия к пашенному, часто пахали на лошади, применяли много железных орудий. При раскопках сошники, серпы, лемехи для плуга, жернова – самый массовый материал. И создали систему навозного удобрения уже к 12 столетию.

В «Повести временных лет» под 1024 годом записано, что во время отчаянного голода в Суздальской земле «булгары и привезоша жито и тако ожиша». Такого же рода записи есть под 1229 годом.

Но нет ни единого упоминания о том, что из русских земель привозят жито в Булгар.

В 1235 году венгерский монах записал: «Булгария – великое и могучее государство с богатыми городами». Известно больше 170 булгарских городов. Многие из них – Биляр, Сувар, Джукетау, Болгар, стали известны далеко за пределами страны.

Биляр в древнерусских летописях называют «Великим городом». Его площадь превышает 700 гектаров. Тогда как площадь Киева и Чернигова в 13 веке не превышала и 100 гектаров. А площадь Парижа, Лондона, Кёльна, Милана – от 200 до 400 гектаров.

Соборная мечеть Биляра имеет площадь внутреннего пространства в 2300 кв. метров. Она построена из белого камня в 10 веке, за сто лет до Софии Киевской. Площадь Софии Киевской не больше, а Софии Новгородской – даже меньше Соборной мечети Биляра.

В Новгороде 11 века известно 24 ремесленные специализации. В Биляре – 27.

Во многих странах, вплоть до Польши на западе и Самарканда на Востоке, ценили особый сорт тонко обработанной кожи. Он назывался «булгари». Секрет этого производства погиб под кривыми саблями монголов.

Через Булгарию везли янтарь из Прибалтики, русское и византийское стекло, посуду из арабских стран, металл, рабов, кожу, ювелирные изделия, оружие. В Булгаре находят китайские, скандинавские, иранские, индусские изделия. Известны находки среднеазиатских, китайских, чешских монет. Со всех ввозимых товаров взималась пошлина – одна десятая стоимости груза.

Книги врача Тайджеддина аль-Булгари «Лучшие лекарства от отравления», богословские сочинения Бурханеддина ал-Булгари, Хаджи Ахмета ал-Булгари, Ибн Идриса ал-Булгари широко ходили по тогдашнему Востоку.

Ни один русский ученый 10-13 веков не стали так же знаменит в Византии, как эти булгары на Востоке.

Монгольские нашествия уничтожили цивилизации тангутов в Центральной Азии и чжурчжэней на Дальнем Востоке, цивилизации тюркоязычных народов: Кыргызский каганат на Енисее, Великий Булгар на Волге. Енисейские кыргызы в большей степени, булгары в меньшей, утратили многие культурные навыки под ударами монголов. Уже одних этих фактов достаточно, чтобы навсегда закрыть вопрос о «единстве» и «положительной комплиментарности» народов Евразии.

Руси повезло чуть больше – под ярмо монголов попала только ее часть, и к тому же Русь лежала дальше от монгольских, а потом – Золотоордынских центров. Поэтому Русь степняки не погубили, как цивилизации Центральной Азии. Но народы Евразии ничуть не больше славян «любили» монгольских завоевателей.

Приходиться придти к выводу, что Евразия как географическая реальность – есть. А вот Евразия как единая цивилизация и тем более как некая политическая общность – выдумка от начала до конца. Народы Евразии так же чужды друг другу, как народы, населяющие любой из континентов.

В силу громадности материка Евразии в отдалении от океанов возникает «континент внутри континента» – географическая область, территория, месторазвитие – называйте, как будет удобнее. Но «евразийская цивилизация» — миф

Последователи

Тем не менее евразийской идее, похоже, суждена долгая жизнь. При том, что люди, называющие себя евразийцами, имеют между собой довольно мало общего. И.Н. Панарин – своего рода «научный евразиец»: для него достаточно признать Евразию как географическую реалию. А чего бы, спрашивается, ее бы и не признавать? Континентальный климат, громадные равнины, рассеченные такими же громадными, медленно текущими реками, разделяющими равнины в направлении север-юг. Тут у евразийцев все правильно – есть такая географическая реалия.

Евразийство Панарина совершенно не противоречит ни каким-то другим идеологиям, ни тем более рациональному подходу к реальным проблемам стран Евразии. И выступает он в первую очередь как ученый и аналитик.

Евразийство Л.Н. Гумилева полностью подчинено его идеям месторазвитий и пассионарности. В нем есть еще идея, что европейцы плохие, а тюрки и особенно монголы – хорошие. Это утверждается даже вопреки очевидным и хорошо известным историческим фактам. Эдакое эмоциональное евразийство.

Евразийство А.Г. Дугина делает причудливый зигзаг, и оказывается близко уже не тюркологии, а скорее расовой «теории». Тут вам и русское православие, и величие России, и арийцы, шествующие факельцугом с Северного Полюса на южный Урал, и пыль Евразии у них под ногами. Евразийство Дугина таково, что остается разве уточнить – какой конкретно чин в SS следует дать его основателю? Штандартенфюрера достаточно?

В Казахстане, в Киргизии, Узбекистане, в ряде «субъектов федерации» РФ – в Татарии, в Башкортостане, в Бурятии евразийская идея становится едва ли не лидирующей, оттесняющей по своей политической актуальности даже мусульманский фундаментализм и ностальгический социализм.

Это тоже своего рода «эмоциональное евразийство», и не случайно именно Лев Гумилев становится в нем культовой фигурой.

Чисто по человечески трудно не понять казахов или бурят, которые становятся «евразийцами». Их позиция глубоко симпатична: говоря о давних и плодотворных связях Руси со Степью, о психологическом единстве славян и тюркских народов, о едином для них государстве, эти люди не проявляют агрессии. Наоборот – этим способом они объединяются с нами!

Потомкам завоеванных не хочется быть потомками тех, кого силой «примучили» к единому государству. Как бы не был привлекателен свет просвещения и цивилизации – приятнее происходить от тех, кто добровольно и по собственному желанию тянулся к этому незримому свету, а не был силой принужден испить из чаши наук и искусств.

Народы-соседи, мы много раз оказывались в едином многонациональном государстве. И вот судорожно пытаемся понять, кто же мы друг другу? Если только завоеватели и завоеванные, если Россия покорила другие народы и превратила их страны в колонии, естественно желание освободиться.

Евразийская идея предлагает другой ответ на тот же вопрос: народы, живущие сейчас в Российской Федерации, Казахстане, Средней и Центральной Азии – это народы одной, Евразийской цивилизации. Они связаны единым «стереотипом поведения», общей «положительной комплиментарностью» – то есть относятся друг к другу однозначно положительно, тянутся друг к другу. Не только Россия завоевала остальных «евразийцев», в разные исторические времена у Евразии были другие лидеры.

Евразийство Назарбаева включает и этот компонент. Но оно глубоко политично. Назарбаев простраивает целую политическую программу, в которой России отводится роль важнейшего экономического и политического партнера, а русским – роль исторических друзей и соратников.

Чисто экономически многие региона Российской Федерации стремятся к сближению с Казахстаном. Современная экономика наднациональна. Экономическое районирование пересекает политические границы, Урал и Западная Сибирь, а особенно Алтай, тяготеют к экономически более динамичному Казахстану. Казахские фирмы открывают свои представительства и даже создают филиалы своих банков в Новосибирске и в Омске. Фактически возникают транснациональные корпорации с русско-казахским капиталом. А часто и с капиталом из Дальнего Зарубежья.

И ведь речь не идет о дезинтеграции России… Просто в наше время границы не играют прежней роли, а для господства в любых регионах и не нужно движения армий. Движения капиталов более чем достаточно.

Вряд ли надо считать евразийство Назарбаева своего рода «азиатской хитростью», попыткой обмануть европейцев или усыпить их бдительность. Скорее тут вполне цивилизованный выбор совершенно европейский по сути идеологии: идеологии, которая лучше всего отвечает желательному направлению в политике.

Действительно – если мы одна цивилизация, то какие могут быт претензии к казахским братьям?! Давайте объединяться, делать общее дело. А кто главный – какая разница? Поплывут экономические, а то и политические границы? Это мелочи. Была Российская империя, а был и улус Джучи, была Золотая Орда.

Кухонные споры интеллигентов и полемика на научных конференциях получают очень конкретное политическое продолжение. Так в свое время споры в «обществе Туле» имели продолжение в виде поджога рейхстага и милитаризации экономики, а кухонные споры учащихся в Париже (и женатых на француженках) негров материализовались в виде вполне нацистской «теории» негритюда, резней белых фермеров в Зимбабве, независимостью африканских государств.

Евразийство многолико. Какую версию его принимаем – таковы и последствия.

Если правы Савицкий, Вернадский-младший и Лев Гумилев, надо любить друг друга, высоко вознести православие и строить общее государство.

Если прав Панарин – нужно осмысленно дружить и изучать – как самих себя, так и друг друга.

Если прав Дугин, необходимо выяснить, нет ли у Нурсултана Назарбаева еврейской бабушки, и если даже нет – выпустить его из фильтрационного лагеря исключительно с подпиской, что он не будет заниматься любовью с женщинами арийской расы.

Если же прав Нурсултан Назарбаев, то следует спокойно смотреть на рост могущества Казахстана, и не сетовать, что часть экономики России на глазах начинает интегрироваться в его экономику. Следует даже порадоваться за своих братьев по цивилизации, – только не по евразийской, а по европейской.

Вложения

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *